Вход на сайт

Регистрация

или

CAPTCHA
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Воспитание

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Татьяна Хмельник
Подписаться 0
Подписка на автора

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
2
Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Андрей Чепакин – известный фотограф, причём известный далеко за пределами Санкт-Петербурга. Его умение подмечать необычное и находить неожиданные ракурсы давно оценили и в России, и в Европе, доказательством этому служат многочисленные победы в профессиональных конкурсах, призы и награды. Но Андрей ещё и отец пятиклассника Вани. И это посложнее, чем профессиональный конкурс, и ответственнее, чем подготовка к марафонам, которые Андрей по всему миру бегает уже много лет. Собственно, жизнь с Ваней – это и есть марафон. Потому что Ваня – инвалид по зрению и диабету.

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Он любит, когда его понимают...

Андрей вспоминает:

– Когда его оперировали в первый раз, сын полностью умещался на ладони врача-анестезиолога. До сих пор, когда вспоминаю эту картину, начинает болеть сердце. Впрочем, в повседневной жизни нам чаще всего не до сантиментов. Почти каждое буднее утро мы встаём очень рано – живём сейчас в Парголово, а школа для незрячих деток находится на другом конце города. Ваня не ропщет: ехать куда-то на приём к врачу, стоять в очередях за многочисленными справками в разных поликлиниках, собесах, комиссиях, пенсионных фондах – для него обычное дело. Это по телевизору у чиновников всё как в сказке, а как обстоит дело в жизни, он уже хорошо знает. Трудности и боль делают сына только сильнее. Я не устаю поражаться безрассудной храбрости своего Вани. Среди его подвигов – спасение в возрасте полутора лет утиного выводка в гатчинском парке, когда он отогнал здоровенного пса, решившего полакомиться маленькими утятами. Как он его заметил?! В такие моменты я начинаю наивно надеяться, что мой сын всё-таки видит.

Ваня печально шутит, что у него нет детства. Нет времени на многие любимые вещи и даже на простые прогулки по лесу, как бывало раньше.

Учится Ваня в школе для незрячих имени Грота, где работают специалисты, которые должны помогать детям не только освоить школьную программу, но и подготовиться к дальнейшей жизни в мире, который они не видят. Многих детей, как и Ваню, возят сюда из дальних районов города, и, чтобы успеть к началу учебного дня, родителям надо очень постараться, поскольку утренние пробки в Санкт-Петербурге становятся год от года всё страшнее. Так и выходит, что Ваня во время учебного года проводит изрядную часть времени в машине – там он читает, учит уроки, общается с родителями, слушает радио, колдует над своими гаджетами. Всё остальное время тоже занято в основном учёбой: ведь незрячему ребёнку, даже самому умному и способному, нужно куда больше времени, нежели здоровому, чтобы освоить школьную программу, особенно нынешнюю, где разум и системные знания сдались под натиском натаскивания для пресловутого ЕГЭ. Ваня даже печально шутит, что у него нет детства. Нет времени на многие любимые вещи и даже на простые прогулки по лесу, как бывало раньше.

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Но Ванины родители, Андрей и Юля, всё-таки стараются делать так, чтобы детство у ребёнка было. Вопреки диагнозам, вопреки жалостливым взглядам со стороны: "Ой, слепенький мальчик, да худенький какой, да как же он живёт-то!". Ваня совершенно и категорически не любит, когда его жалеют. Он любит, когда его понимают, и очень ценит тех взрослых, которые его понимают и принимают. Здорово, что такие люди есть в его жизни.

Весёлые истории

Интереса ради Андрей стал записывать истории, случившиеся в их с сыном жизни, потому что каждый день, проведённый рядом с Ваней, – это чудо. И Ваня старается эти чудеса разнообразить. Так получилось, что необязательные записки нашли признание в профессиональной среде, получив приз уполномоченного по правам ребёнка на конкурсе "Золотое перо".

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Про вилки и тепловую энергию

Однажды в школе пожаловались на ребёнка: "Гнул вилки в школьной столовой!". Андрей, изображая строгость, спросил сына, зачем он это делал. Мальчик ответил: "Очень хотелось на практике проверить, как механическая энергия преобразуется в тепловую".

После такого ответа продолжать допрос совсем не хотелось, и разговор плавно перетёк в обсуждение проблем мироздания.

О скитаньях вечных и о Земле

Ваня любит задавать нестандартные вопросы. На самом деле их задают многие дети, да не многие родители слышат, занимаясь своими взрослыми делами (или делая вид, что очень заняты). А вот Ванины родители никогда не оставляют таких вопросов без ответа. Диалог может быть примерно таким:

– Вселенная бесконечна? – вопрошает ребёнок.

– Считается, что так. На самом деле не знаю. Ещё с детства, как задумаюсь об этом, голова начинает болеть, – отец старается быть максимально объективным.

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

– А Земля бесконечна?

– Ну, можно и так сказать. Она же круглая – ходить по ней можно без конца, пока не надоест.

– Мне не надоест! – бодро заявляет Ванька.

При каждой встрече с нами бравый коммандос, на теле которого шрамов было больше, чем волос на моей голове, а по татуировкам можно было изучать карту боевых действий на Земле, склонял голову и пожимал Ване руку.

О рисках и конфетах

Или Ваня вспомнил про Финляндию:

– В Финляндии опасно: там ювенальная юстиция детей у родителей отбирает, – мальчик помолчал, о чём-то сокровенном подумал и вздохнул, – но зато там лакричные конфетки есть. Приходится рисковать.

Рисковать – в прямом смысле. Потому что любимые лакричные конфетки из-за диабета можно есть очень-очень редко.

Ваня, война и иностранный легион

Читать по Брайлю Ваня научился в школе. Спасибо маме Юле. Она вместе с ним научилась и сейчас Брайлем как профессор владеет. Но чтением сверх школьной программы ребёнок сейчас занят меньше, чем хотелось бы: родители стараются хоть как-то минимизировать перегрузки, и самые интересные новые сведения о мире он получает на слух – от родителей, от взрослых друзей, которых у Вани много, от одноклассников, из своих и домашних гаджетов.

Ванька смотрел-трогал взрослых, деток, скрипача, который шёл последним. И на этот раз ничего не говорил и не спрашивал.

Узнал Ваня и про войну. Как-то раз на две майские недели семья специально отправилась в Белоруссию – землю, которая вся покрыта военными шрамами. Андрей так вспоминает об этой поездке:

– В каждом месте жили по несколько дней: незрячему мальчишке, который смотрит руками, времени на всё надо чуть больше. Ванька затихал от нового знания в Хатыни и Брестской крепости, кончиками пальцев просмотрел там всё, что смог. Поражался масштабами оккупации во время долгих переездов в машине: "Всё едем и едем! И это столько земли фашисты заняли?". Но невыносимая для ума и сердца правда о войне ждала нас всех в прекрасном Минске. Жили мы в самом центре, в тихом, зелёном и нешумном районе на перекрёстке Заславской и Мельникайте. Во время войны здесь было гетто. 2 марта 1942 года немцы за раз расстреляли в нём пять тысяч человек. 200 из них – сироты из детского дома. Прямо перед нашим домом – памятник "Яма": обреченные люди, идущие на расстрел, пытаются прикрыть своими телами детей. Ванька смотрел-трогал взрослых, деток, скрипача, который шёл последним. И на этот раз ничего не говорил и не спрашивал.

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Лучше, чем сам Андрей, о его ребёнке никто не скажет:

– В прибрежном черногорском городке Петровац Ваня познакомился с руководителем международной школы выживания, которая тренировалась на местных скалах. Бывший инструктор Французского иностранного легиона, увидев, как наш парень штурмует отвесный каменный обрыв над морем, подошёл и, попросив разрешения, поцеловал его в знак восхищения. С тех пор при каждой встрече с нами бравый коммандос, на теле которого шрамов было больше, чем волос на моей голове, а по татуировкам можно было изучать карту боевых действий на Земле, склонял голову и пожимал Ване руку. Каждый, кто знает, – поймёт.

Одно дело – быть папой, когда тебе чуть за двадцать – моим любимым старшим дочерям 37 и 35 лет. Другое – когда тебе за шестьдесят. Забыв свой прошлый родительский опыт, с обострёнными чувствами переживаю каждую минуту рядом с сыном. Вот уже двенадцать лет мы вместе. Каждое мгновение рядом – как великий и радостный дар судьбы. Каждое мгновение без Вани – бесконечное ожидание встречи.

Андрей Чепакин: "Детство вопреки... У моего сына оно есть!"

Все фотографии из личного архива Андрея Чепакина.


Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Подпишитесь на «Аист на крыше»

Нравится то, что читаете? Подпишитесь на рассылку Подпишитесь!

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Комментарии2

Отслеживать комментарии

При добавлении нового комментария на данный материал, Вам на почту будет приходить уведомление об этом со ссылкой на новый комментарий. В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
Отправить
  • Валерия
    28 Марта в 11:13

    Смышленый мальчишка)

    1
    • Татьяна
      Татьяна
      23 Апреля в 12:13

      Как быстро летит время, но еще быстрей растут чужие дети. Да что дети. Моему сыну уже 40 исполнилось. Внучки подросли Зоя Поля. 35. И ничего вроде нас не связывало. Так неуклюжее знакомство. Но я горжусь, что такой сильный человек мне знаком. Дай бог тебе сил для жизни вместе с твоим таким замечательным мальчиком.

      1
Ответ Максиму
Неавторизованный пользователь Авторизованный пользователь

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть