Вход на сайт
Регистрация
или
register
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Семья и общество

История Нади. Из сексуального рабства в нобелевские лауреаты

Автор
Елизавета Зорина
Елизавета Зорина
Журналист
Подписка на автора

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
10 декабря 18 в 13:25
История Нади. Из сексуального рабства в нобелевские лауреаты

10 декабря король Норвегии вручил Наде Мурад Нобелевскую премию мира. Дорога девушки-езидки из Северного Ирака в Осло вымощена чужими преступлениями и ее личным мужеством. Ее полное имя – Надя Мурад Басе Таха. Она родилась на севере Ирака, в селении Коча, в 1993 году. В многодетной небогатой крестьянской семье кроме нее росли еще восемь сыновей и две дочери. Страна, управляемая тогда уже признанным злодеем Саддамом Хусейном, три года была под санкциями, не хватало лекарств, продуктов, но больницы, поликлиники и школы работали исправно. Девочка из езидской семьи в восемь лет пошла в школу, так же как ее братья и сестры.

В 2003-м погиб отец. В этом же году началось американское вторжение в страну, началась гражданская война, а север Ирака стал де-факто автономным от Багдада Курдистаном. Тем не менее Надя благополучно окончила школу и начала учиться в колледже. Мечтала стать учителем истории, когда в ее дом, в ее родное селение, на земли езидов пришла большая беда. Пришли беспощадные «воины ислама», боевики халифата, запрещенного в России Исламского государства.

Смерть, рабство, секс

В августе 2014 года, когда Надя проводила каникулы с семьей в Кочо, селение захватили боевики ИГ. По ее собственным словам, она знать не знала, что такое «Исламское государство» и какие ценности оно проповедует. Правда, на телеэкранах уже мелькали жуткие картинки с казнями и пытками, творимыми безжалостными, бородатыми воинами. Надя их видела, но не думала, что беда так близко.

В жаркий августовский день Надя гуляла по селению с сестрой, и они воочию увидели этих вооруженных бойцов. Все происходящее было похоже на ночной кошмар или сцену из фильма ужасов. Вооруженные боевики ИГ были повсюду – на улицах, в домах, в лавках. Они согнали всех местных к школе, где разделили мужчин и женщин. Надю и других женщин загнали на второй этаж, а потом за один час расстреляли 312 мужчин, в том числе 6 Надиных братьев. Все это происходило у нее на глазах. Об этом преступлении, об этой расправе она будет потом свидетельствовать с трибуны ООН. Но это было только первое преступление.

Задокументированы показания бывших рабынь ИГ, в которых рассказывается об изнасилованиях, в том числе групповых, побоях, пытках, о принуждении к смене веры, продаже и перепродаже наложниц, показательных казнях непокорных.

Потом игиловцы расстреляли часть женщин, преимущественно пожилых или некрасивых. Езидок, которых сочли молодыми и привлекательными, доставили автобусами в Мосул, столицу халифата, где разместили в общем доме, прежде чем продать в рабство или вручить, как награду, особо отличившимся бойцам. Всех вновь прибывших женщин сфотографировали и отправили фото в шариатский суд, чтобы сторонники ИГ могли выбрать рабыню по душе.

Три дня Надя, ее племянница и другие езидки провели в страхе и ужасе. Женщины в отчаянии выдирали себе волосы. Пачкали лицо сажей, чтобы выглядеть похуже и отпугнуть похотливого джихадиста. Некоторые вскрывали себе вены. Кое-кто прыгал с высокого моста. Надя признается, что у нее не было мыслей о самоубийстве, но она сознавала, что в любой момент могут убить ее, и иногда хотела этого. На третий день пришли за Надей. Пришел гигантского роста джихадист с длинными волосами, спутанной бородой и огромным брюхом. Его свирепый облик так напугал Надю, что когда он приказал ей подойти, она вцепилась в руки своих племянниц, и расцепить девичий клубок сумели, только побив девушек палками. Испуганная Надя заметила другого боевика, который тоже пришел, чтобы заполучить рабыню. Он был не такой огромный и не такой волосатый, и Надя бросилась к нему в ноги, упросив взять ее и не отдавать этому гиганту. Своего она добилась. Так Надя стала сексуальной рабыней.

История Нади. Из сексуального рабства в нобелевские лауреаты

Источник фото:  instagram.com

Строго по шариату?

Обращение в рабство и превращение в наложниц пленных женщин – нормальная практика в современном халифате. Пропагандисты ИГ удивляются, что сообщения о возрождении института рабства и наложничества вызвали чрезвычайную шумиху в западных СМИ. А некие доброхоты из числа их сторонников, мусульман, пошли на поводу у чуждых массмедиа и ради того, чтобы оправдать ИГ, принялись утверждать, будто ничего подобного не происходило и не происходит. Что рассказы о массовом обращении женщин в рабство, видео с распродажей женщин на невольничьем рынке и раздача в качестве наложниц воинам халифата сотен и тысяч езидок, курдянок и христианок – просто фальсификации, состряпанные для того, чтобы очернить халифат. Но идеологи ИГ открыто призывают не отрицать очевидные факты. Тысячи женщин были обращены в рабынь и превращены в наложниц в полном соответствии с заветами Пророка и славных благочестивых предков! В Коране предписывается такое обращение с женщинами, в хадисах упоминаются наложницы, а впоследствии жены пророка Мухаммада и его соратников, которые сначала были рабынями. Так что это нормальная практика для современного халифата, где законы шариата обязательны к исполнению.

Идеологи ИГ уверяют, что в халифате хорошо обращаются с рабынями-неверными. Оставим за скобками вопрос о том, насколько рабовладельческие практики VII века применимы в веке ХХI. Подлинные исповеди рабынь халифата, как исповедь Нади Мурад, доказывают, что эти утверждения пропагандистов ИГ – не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Задокументированы показания бывших рабынь ИГ, в которых рассказывается об изнасилованиях, в том числе групповых, побоях, пытках, о принуждении к смене веры, продаже и перепродаже наложниц, показательных казнях непокорных. Одну из таких исповедей услышали в ООН. Это была исповедь Нади Мурад.

Побег и решение бороться

И в интервью журналистам, и с трибуны ООН Надя рассказывает о своем хозяине: «Высокий, тощий, длинноволосый, но бороду стриг. И ужасные торчащие зубы, даже непонятно, что это – улыбка или гримаса боли». Новый хозяин, набожный мусульманин, молившийся пять раз в день, имел жену и дочь. Он поселил Надю в отдельной комнате, так что его семью она не видела. В один из дней он велел ей приодеться и прихорошиться – понятно, для чего. Это насилие продолжалось из ночи в ночь. Когда Надя попыталась бежать, это привело хозяина в ярость, он ее избил, изнасиловал, а потом затолкал в комнату к шестерым мужчинам, которые насиловали ее, пока она не потеряла сознание.

Большинство сбежавших от Исламского государства женщин во время бесед с журналистами отказывались называть свои имена и не соглашались на публикацию фотографий. Их можно понять. Трудно рассказывать о пережитом даже в странах, где никто не склонен винить во всем жертву насилия.

В этом кошмаре Надя Мурад прожила почти три месяца, до ноября, когда ей удалось бежать – очередной «хозяин» забыл запереть дверь, и она укрылась в доме мирных жителей Мосула, которые, невзирая на опасность, пожалели и приютили девушку, а потом помогли перебраться в Киркук, а далее – в лагерь беженцев Ранга. Потом ей повезло еще раз и она попала в программу реабилитации детей и женщин народа езидов, разработанную правительством земли Баден-Вюртемберг, и переехала в Штутгарт. Новый мир, новый дом, помощь психологов, новые занятия – казалось бы, можно все забыть. Как захотели забыть многие ее подруги по несчастью.

Большинство сбежавших от Исламского государства женщин во время бесед с журналистами отказывались называть свои имена и не соглашались на публикацию фотографий. Их можно понять. Трудно рассказывать о пережитом даже в странах, где никто не склонен винить во всем жертву насилия. Еще труднее сделать это тем, кто вырос в традиционном патриархальном обществе, где изнасилование ложится пятном на репутацию и калечит жизнь жертвы. Но Надя отказалась следовать принятым социальным нормам, предписывающим женщине молчать из чувства стыда, скрывать то, что с ней произошло, будто в этом есть ее вина. Надя стала одним из главных свидетелей, рассказавших миру о преступлениях, которые совершают боевики халифата.

История Нади. Из сексуального рабства в нобелевские лауреаты

Источник фото: instagram.com

Надя Мурад дала первое интервью Belgian daily newspaper La Libre еще в 2015 году. С самого начала в беседах с журналистами она настаивала на том, чтобы было названо ее имя, чтобы были опубликованы ее фотографии. Она начала всемирную кампанию: выступала в Совете Безопасности ООН, в палате представителей США, в британской палате общин. Она мужественно рассказала всему миру свою историю, выступая от лица других сексуальных рабынь. По словам Нади Мурад, ей, разумеется, было тягостно множество раз возвращаться к истории своей жизни, рассказывать об ужасе, который она пережила. Но она сознавала, что другие женщины, езидки или христианки, по-прежнему подвергаются сексуальному насилию в ее стране. Она не уставала повторять: «Я вернусь к своей жизни, когда похищенные женщины вернутся в свои дома, когда у моей общины будет свое место, когда я увижу, что преступники несут ответственность за совершенные ими злодеяния».

В 2016 году правительство Ирака номинировало Надю на Нобелевскую премию мира. Нобелевский комитет присудил ей премию в 2018 году. Об этом было объявлено в ноябре.
А чуть раньше стало известно, что Надя помолвлена. Ее жених – Абид Шамбин, активист Yazidi human rights, той же правозащитной организации, в которой трудится Надя.

Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45
Все статьи
Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте
Самые свежие новости из жизни города и не только
Интересные статьи
Ещё статьи
Внимание!

Закрыть