Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Семья и общество

«Отказывая мужчине в партнерских родах, мы, женщины, действуем эгоистично»

4 минуты
55
(0)
22.02.2017

Тэги по теме:

Поделиться:

В декабре proaist.ru рассказывал о партнерских родах, пытаясь с помощью психологов выяснить, что это – дань моде или действительно полезный и важный опыт для молодых родителей. В этом месяце мы решили перейти от теории к практике и попросили нашу соотечественницу, проживающую в Бельгии, рассказать о своем опыте партнерских родов. Записал рассказ постоянный автор проекта Сева Соловьев.

В нашей семье вопрос о партнерских родах стоял, кажется, только передо мной. Местное – бельгийское – общество вообще не рассматривает вариант родов в одиночку. Но я еще за день до появления малыша на свет не могла решить: хочу ли я, чтобы муж присутствовал, или готова мужественно пройти через это одна. Ради сохранения, простите, лица перед этим самым мужем.

Не стану говорить за других, но у меня присутствовали сомнения из разряда «фу, это же так неэстетично». Как вообще можно перед собственным мужем лежать на столе враскорячку, а потом ожидать былой страсти в отношениях? За неимением опыта воображение услужливо рисовало неаппетитные сцены с обилием крови. А тут еще лучший друг супруга рассказал, как падал в обморок, присутствуя на родах собственной дочери.

Плюс как раз в эти дни в блогосфере развернулось бурное обсуждение «поступка» канадской звезды реалити-шоу, которая, родив, вместо приторной фотографии мамы с прекрасной укладкой и свежим макияжем, склонившейся над розовощеким малышом, запостила себя с обвисшим после родов животом и в тех самых сеточных трусах, что выдают всем роженицам. Прославляя смелость женщины, комментаторы фото как раз настаивали на том, что роды – это вам не розовое счастливое событие, а вполне себе жутковатое и мучительное. И молодец эта самая звезда, что показала всю правду как она есть.

Мои московские подружки, спрашивая, на что мы решились, тоже припоминали события из своего опыта или опыта друзей. Получалось, что большинство российских женщин сами не пускают мужей на роды. Ну а среди тех счастливчиков, что все же имели честь лично перерезать пуповину, подавляющая часть обрела некоторые проблемы с влечением к своим собственным женам. По крайней мере, со слов женщин.

Так что в основном мои знакомые девушки предпочитали выдворять мужей в коридор и рожать сами. Подруга в Питере, которая родила сына за пару месяцев до меня, нашла компромиссный вариант: все время схваток муж находился рядом, а непосредственно на роды был удален в коридор. Коллега в Лондоне (русская) мужа в родильное отделение вообще не пустила. Причем не из-за «фу», а потому что муж (тоже россиянин) оказался совершенно не подготовлен к этому сам. Это были уже ее вторые роды. На первых супруг присутствовал. Так вот, он был в таком шоке, что требовал от собственной тужившейся жены пояснений всему, что происходит и что делают врачи! Намучившись в первый раз, моя коллега решила, что уж проще сама-сама, и на вторые роды пошла в одиночку.

Совсем другая картина царит тут. Для бельгийцев вопрос, рожать вместе или нет, не стоит в принципе. В клинике, куда мы ходили до родов ознакомиться с условиями, врачи и акушеры даже не спрашивают, пойдет ли муж. Они сразу рассказывают, где он может расположиться и в какой момент должен взять ножницы для перерезания пуповины. Своим друзьям мой муж рассказывал, как некий анекдот, про мои колебания. И добавлял от себя: «В России муж, пока жена рожает, может и пива попить». Знал бы он, что так действительно бывает.

Свекор брал меня за локоток и практически упрашивал дать и отцу шанс присутствовать при этом событии. Добавлял, что он на рождении моего супруга присутствовал и считает это самым счастливым событием в своей жизни. Свекровь – практичная женщина – добавляла, что помощь в такой ситуации необходима! И отказываться от нее совершенно не стоит.

Хорошая подруга – голландка! – сама гинеколог, принимающий роды, всплескивала руками: «Мы же не в Средневековье, в конце концов! Рождение ребенка – общее дело отца и матери!».

Ну и между этих двух, таких разных мнений, как тот самый ослик, оказалась я. Принимать решение, слава Богу, и не пришлось. Мой супруг сделал это за меня.

Когда процесс начался, он просто все взял в свои руки. И был со мной вместе до того момента, как нас выписали – уже троих – из клиники. Он вел переговоры с врачами. Он держал меня за руку и помогал дышать. Когда я уже не могла говорить по-человечески от боли, он спокойно организовал весь процесс, нашел сестер, врача (наш малыш решил родиться примерно на семь часов раньше, чем рассчитал персонал, поэтому в ответственный момент рядом никого не было). Кроме того, он бегал за водой и едой (прямо перед родами я вдруг подумала, что раз это надолго, то неплохо было бы подкрепиться).

Несимпатичная реальность такова, что в самый ответственный момент я могла только орать или мычать что-то бессмысленное. Мой муж, на то он и любимый муж, тут же транслировал персоналу, что именно имелось в виду, и добивался результата. Ну а, собственно, факт его нахождения рядом и поддержку я не могу переоценить.

Теперь, когда меня спрашивают, я всем говорю, что идти надо только вместе. Свекор был прав: мой супруг говорит, что делал это для меня, а не для ребенка. На тот момент ребенка еще не было, а страдающая и бегающая по стенкам я была. И он считал своим долгом хоть как-то облегчить мои страдания.

А тот момент, когда малыша положили на мой живот, он теперь тоже называет самым невероятным в своей жизни. Всем рассказывает: «У меня не было никакого трепета перед малышами. Но как только увидел своего – сразу захотелось схватить его на руки и не отдавать никому». Так, кстати, и было: когда нас перевозили в палату, сестра предложила мужу отдать ребенка мне – меня-то везли на кресле, а ему надо было еще наши вещи перенести. Думаете, отдал? Нет. Сам донес, сам уложил в люльку и только потом сходил за вещами. И свекровь была права: последующие две ночи, что мы провели в клинике, муж ночевал в том самом кресле, на котором везли меня, готовый подскочить по любому писку нашего малыша или помочь мне: что скрывать, поначалу в душ-то сходить – приключение. И помощь тут действительно переоценить сложно. Первый раз за бутылкой воды в другой конец коридора я сама смогла сходить только на второй день после родов.

Так что идти надо вместе. Это и ответственность, и радость общая.

Сомневающимся же могу сказать следующее: во-первых, там действительно ничего не видно. Во время родов муж находился у моей головы. И видеть мог только меня, врача и «экран» – медицинское покрывало, которое перекрывает обзор. Во-вторых, никакой кровищи там нет. Новорожденного в клинике даже не обмывают, он рождается мокрый, но (если все прошло штатно) без крови и слизи, как иногда показывают в кино. Ну и наконец, в-третьих, отношения после этого только укрепляются. Увидев, через что мне пришлось пройти, мой муж не только еще больше проникся уважением и любовью, но и посчитал необходимым предпринять дополнительные практические ходы: нанять кого-то убирать квартиру, сам бегал за покупками, попросил свою мать готовить для нас первое время...

Теперь я считаю, что, отказывая мужчине в партнерских родах, мы, женщины, во-первых, действуем эгоистично, а во-вторых, лишаем себя же столь важной в этот момент поддержки. Многие мужчины жалуются, что с момента появления малыша в семье чувствуют себя лишними. На мой взгляд, это как раз и начинается с момента родов. Как пошли вы туда вместе, так и справляться будете вместе. И никто не будет чувствовать себя лишним или брошенным, а, напротив, все проблемы и вопросы, связанные с появлением нового члена семьи, вы с самого начала будете решать вместе. По крайней мере, в нашем случае это именно так и сработало. В частности, этот разговор происходит в тот момент, когда муж играет с сыном и меняет ему подгузник.

Тэги по теме:

Комментарии (0)