Вход на сайт

Регистрация

или

register
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Семья и общество

Папа и муж – непримиримые соперники. Достали оба!

Папа и муж – непримиримые соперники. Достали оба!

Изображение hbieser с сайта Pixabay

Как сейчас помню… Это был конец сентября. Вроде бы еще не стужа, но уже и не тепло. На легкие, вечерние платья были накинуты пальто. Холод от остывшего асфальта словно пробегал через высокие шпильки и разливался по всему телу. Мы стояли у ресторана и ждали, пока нас заберет такси. Моя мама, мой папа, мой муж, наши дети и я. Веселая свадьба моей двоюродной сестры перетекла в невеселые мужские разборки между двумя главными мужчинами в моей жизни.

Впрочем, ничего удивительного. Именно так заканчивались все семейные праздники в последние 12 лет. 

12 лет, что я замужем.

Любишь ЦСКА? Дурновкусие!

Папе и мужу было вообще без разницы, о чем спорить. О политике, о спорте, о кино, о жизненных приоритетах. А самое интересное, что в общем и целом эти люди были зеркальным отражением друг друга. Оба лидеры, оба отцы двух девочек, оба бизнесмены, оба историки по образованию и оба, прости Господи, козероги.

Прекрасный муж моей сестры,Тобиас, не знает по-русски ни слова, и нашему любимому папе только и остается, что подливать ему в рюмку горячительное и лукаво подмигивать, мол: «Давай, Тобиас, за дружбу народов!».

Когда я впервые привела будущего супруга в дом, он тотчас нашел с отцом общий язык. Папа оценил и его начитанность, и осведомлённость в новостной повестке, и общий уровень эрудиции. Однако сразу с неприязнью отнесся к тому факту, что мой парень… поклонник ЦСКА.

– Кони? И откуда у тебя это дурновкусие? Ты же петербуржец, умный же вроде парень... – брезгливо негодовал папа.

– А как, простите, связан мой ум с моей любимой командой? Да, мы за армейцев. Всегда были и всегда будем. Мой дед, мой отец, я… И мои будущие дети, уж извините, тоже будут за них болеть.

Дети, к счастью, вообще ни за кого не болеют и от подобных бесед далеки. Мы воспитываем двух девочек, которым фиолетово до футбольных, баскетбольных и хоккейных клубов. 

Однако даже тут папа и муж умудряются перетягивать их то на одну, то на другую сторону.

Во время финала чемпионата мира дед предлагал детям усиленно болеть за Хорватию, в то время как муж говорил следующее:

– Хорваты – это не сербы. Мы семьей за французов. Сыр и Эйфелева башня! Лазурный Берег и Прованс!

И это еще мелочи, из-за которых эти два непримиримых между собой человека могли месяцами мотать нервы всей нашей семье.

Любой праздник, любой совместный поход куда-либо, любое чаепитие, любое все-все-все всегда заканчивались спором и «тряской крутизной» друг перед другом. Если не сказать жестче.

– Да что ты видел, парень? Тебе еще жить и жить… Знаешь, глупец тот, кто не прислушивается к старшим. Такие вот, как ты, обычно в итоге чешут репу и хотят вернуть время вспять. А зачем? А чтоб сделать так, как такие, как я, им советовали. Я вот это все, что ты описываешь, еще в далеком 88-м с лихвой проворачивал, – не унимался отец.

– Серьезно? А по-моему, Вы в 88-м и остались. Мир изменился, мы изменились, все кругом изменилось. Вы живете с советскими устоями в голове. То, что Вы сейчас говорите, устарело еще до нашей эры. Несовременно это все, по-другому должно быть. И будет, – парировал супруг.

А самое интересное, что подобные разговоры могли вестись как относительно варки яиц или жарки шашлыка, так и относительно правильного ведения бизнеса или воспитания детей…

Папа и муж – непримиримые соперники. Достали оба!

Изображение Natalie Gi с сайта Pixabay

Спор – как радость для оппонентов

Воспитание детей – это отдельный разговор. Повторюсь, у нас две дочери. 9 и 6 лет. Две прекрасные принцессы, которые только и могут хлопать ресницами, когда «мальчики» в очередной раз спорят. Две прекрасные принцессы, которые только и могут споры эти останавливать.

– Мне что-то скучно, – может вдруг внезапно выпалить старшая дочь.

– Я что-то домой хочу, – регулярно поддерживает ее младшая.

На этом обычно мужские разборки заканчиваются.

Мой папа действительно был в такой же ситуации, как и мой муж. Он тоже вырастил двух дочек. Надо признать, успешно. Дал нам хорошее образование и воспитал в нас, как я думаю, все лучшее, что должно быть в леди: достоинство и честь.

Но иногда я, честно, искренне завидую своей старшей сестре, которая уже 16 лет живет в далекой Германии и приезжает в родительский дом не чаще, чем два раза в год, и не дольше, чем на две недели. Ее прекрасный Тобиас не знает по-русски ни слова, а нашему любимому папе только и остается, что подливать ему в рюмку горячительное и лукаво подмигивать, мол: «Давай, Тобиас, за дружбу народов!».

Кроме шуток, именно это он ему и говорит. Дословно. На русском.

И, кстати, именно это тоже однажды послужило поводом для очередного конфликта с моим мужем, который обвинил отца в нетолерантности и непотребном отношении к иностранному гостю.

Папа и муж – непримиримые соперники. Достали оба!

Изображение Brigitte Werner с сайта Pixabay

«Папа любит деду больше нас»

Мы стояли и ждали такси. Ветер с реки дул мне прямо в шею. С каждой секундой я все больше ощущала приближение ледникового периода. Дети устали и хотели спать. Мама растирала ногу, чертовы шпильки ее как-то особенно доконали в тот день. У старшей начинался насморк, младшая, буквально стоя, спала.

Нет-нет. Можно, конечно, еще поговорить про Берни Сандерса. И про ЦСКА можно. И про Советский Союз. Только давайте езжайте отдельно от нас. И говорите там сколько влезет. И ссорьтесь, и спорьте. А мы в другую квартиру, пожалуй. Хорошо?

И только эти двое все не унимались.

Их вообще не волновали ни жены, ни дети, ни внучки. Никто.

Я стала прислушиваться. Разговор и правда был очень серьезным. Обсуждался кандидат в президенты США, Берни Сандерс. Плохой или хороший? За или против? Друг или враг?

– Вы обалдели оба? – вдруг выпалила я.

В сентябрьском воздухе повисла тишина.

– Серьезно. Вы обалдели? Никто не хочет, может, поторопить такси? Или что-то придумать, чтоб мы тут не задубели, как динозавры?

Оба смотрели на меня в недоумении.

– Нет-нет. Можно, конечно, еще поговорить про Берни Сандерса. И про ЦСКА можно. И про Советский Союз. Только давайте езжайте отдельно от нас. И говорите там сколько влезет. И ссорьтесь, и спорьте. А мы в другую квартиру, пожалуй. Хорошо?

На этих словах подъехали сразу две машины. И наша, и родителей.

– Максим, бывай, не серчай, – протянул папа руку мужу.

– Виталий Степаныч, позвоню завтра, интересную Вы теорию, конечно, завернули, – приобнял супруг отца в ответ.

Мы с девочками сели на заднее сиденье. Муж ехал молча впереди.

Младшая дочка слегка толкнула меня в бок и прошептала на ухо:

– Мама, мне кажется, папа деду любит больше, чем нас.

– Не говори ерунду, глупенькая. Больше, чем вас, никто никого не любит, – погладила я ее по голове, а сама призадумалась.

Эти очень похожие люди, мой папа и мой муж, действительно буквально прилипали друг к другу, куда бы ни пошли, и не отлипали до самого конца мероприятия. Они просто не могли существовать в спокойной обстановке и поэтому делали эту обстановку невыносимой для окружающих. И… комфортной для себя.

Так или иначе, они любили то, что создавали, и растворялись в «тряске крутизной».

Возможно, в их спорах действительно рождалась истина, но скорее это делалось просто для удовольствия и ублажения собственных эго.

***

После случая со свадьбой и такси я поставила условие обоим: если будете так себя вести и дальше, я внушу девочкам, что вы неуравновешенные мужланы, не умеющие себя прилично вести в обществе себе подобных особей.

Вы знаете, похоже, они испугались. Не знаю, надолго ли, но пока работает.


Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть