Вход на сайт

Регистрация

или

CAPTCHA
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Семья и общество

Приёмные дети. Адаптация

Анна Романова
Подписаться 2
Подписка на автора

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
1
Приёмные дети. Адаптация

Как приемный ребенок становится родным

Меня зовут Аня, и мне 18 лет. У меня четверо братьев. Двое кровных – Мишутка и Пахен (Паша. – Прим. ред.), и двое приемных – Коляша и Владик. Пять лет назад Коля пришел в нашу семью. Мне было 13, Паше – 10, а Мишутке – 5. Коляша только на год младше Миши. Еще через год появился Владюша. Тогда ему было всего 2. Сейчас мои приемные братья чувствуют себя прекрасно, но в первые месяцы жизни в семье и им, и нам, кровным детям, было сложно, потому что их психика, как и наша, постепенно и очень болезненно адаптировалась к новым условиям. В этой статье я хочу описать то, как вели себя мальчики в период адаптации, вспомнить, какие моменты были характерны для их поведения, моего поведения и поведения моих младших кровных братьев, а также как наши родители смогли все это пережить.

Мы все ждали Коляшу, но мы все не были готовы. Нас не учили, как общаться с приемным ребенком, мы не понимали, как себя вести, мы не видели способов помочь малышу и не знали о его травмах. Искренне пытались, но все же оставались детьми.

Адаптация кровных детей к приемным

Как только проходит эйфория от принятия в семью ребенка, как только родители осознают, что весь этот бумажный ад закончился, и вздыхают с облегчением, как только перестает орать сердце и начинает говорить разум, начинается адаптация. Адаптация начинается у родителей, у приемного ребенка и у кровных детей. И если родитель – взрослый человек, который сам сделал выбор в пользу того, чтобы взять ребенка в семью, и, как бы ни было тяжело, он сам принял такое решение, то у кровных детей все намного сложнее.

В отличие от родителей, у меня и у моих братьев фактически не было выбора. Нет, выбор как бы был: мы все ответили утвердительно на мамин вопрос, мы все ждали нового малыша, мы все старались помочь ему, но я тогда была сходившим с ума от гормонов и депрессий подростком, Паша замкнулся в себе и на учебе, а Миша – любимый младший сынок, мамина и папина гордость, участник и победитель олимпиад и конкурсов, просто не умел быть старшим, он просто не мог взять и принять чужого, непонятного, уже подросшего ребенка и позволить ему занять роль «младшенького».

Мы все ждали Коляшу, но мы все не были готовы. Нас не учили, как общаться с приемным ребенком, мы не понимали, как себя вести, мы не видели способов помочь малышу и не знали о его травмах. Искренне пытались, но все же оставались детьми. И любой ребенок будет не готов, любой ребенок будет страдать. И боль любого кровного ребенка ляжет тяжелым грузом на плечи матери и отца.

Было сложно привыкнуть, принять то, что обстановка в семье изменилась, что внимания родителей стало доставаться меньше, что еще один ребенок забирает мою энергию, мои нервы и мои силы.

Приёмные дети. Адаптация

Источник фото: Pixabay  by Amyelizabethquinn

Адаптация старших детей к приемным

Как я писала, мне было трудно и больно. Я судорожно рыдала, стоя в душе под струями воды, и я не могла объяснить, почему. Нет, я сразу полюбила нашего Колю, я была рада ему, но я чувствовала, что что-то ломается и строится заново, и я боялась этого. Все просто: семья – это устоявшаяся социальная группа, и новую личность принять в эту группу достаточно сложно. Кровные дети появляются очень плавно и максимально нетравматично: беременность матери медленно подготавливает всю семью, поэтому рождение ребенка почти не выбивается из нормальной череды событий. Когда же приходит новая, по-своему сформировавшаяся личность, возникает диссонанс, чувствительно бьющий по всем членам семьи. Период привыкания и принятия, собственно, и называется адаптацией. Она никогда не бывает легкой, она всегда болезненна и травматична.

Думаю, мне было легче всего. Мама теперь просит меня присматривать за двумя мелкими, а не за одним. Я редко контактировала с Коляшей. Нет, я изо всех сил старалась быть с ним чаще, мы вместе рисовали, я учила его цветам и буквам, помогала маме иногда заниматься логопедией. Все мои контакты с ребенком были осознанными, но я могла уйти в свою комнату и закрыться там. Однако мне все равно было сложно. Сложнее всего было терпеть то, что новый ребенок дурачился, плохо себя вел (об этом напишу ниже – он тоже адаптировался). Было сложно привыкнуть, принять то, что обстановка в семье изменилась, что внимания родителей стало доставаться меньше, что еще один ребенок забирает мою энергию, мои нервы и мои силы.

Наверное, было не так трудно потому, что Коляша показался мне таким родным и я полюбила его сразу же. Просто влюбилась. Настолько потрясающим он был. С Владюшей было понятнее: я уже знала, что происходит, когда появляется приемный ребенок. К тому же именно это дитя сидело у меня на плечах, ело мой любимый яблочный чупа-чупс и слушало «Раммштайн». У нас одинаковые любимые песни, да даже вкус конфет, цвета, суждения. Мы очень похожи.

Нам вообще повезло – хотя Коля и Владик были очень травмированы в детском доме, с нами не произошло того огромного количества ужасов, которые обычно происходят в других приемных семьях. Наши мальчики нуждались в любви, заботе и огромном количестве жизненной энергии, но они очень умные и здравые, они не настолько искалечены, как другие приемные дети.

Ведь психика, самооценка и отношение к миру формируется еще во время беременности. И если с самого зачатия ребенок нежеланный, если с самого рождения всем на него плевать, если с младенчества он испытывает тактильный голод и страдает от одиночества, психика, безусловно, страдает. Ребенок чувствует себя плохим, ненужным и виноватым во всем. У него нет рядом взрослого, который просто успокоил бы, покачал на руках. Нет индивидуального отношения – с самого начала малыш является просто частью группы детей, и никто не относится к нему, как к полноценному человеку, никто не заботится о нем и не печется о его комфорте. И это все в самый уязвимый период жизни – когда нужно холить и лелеять хрупкое, нежное детское сознание. Ребенок понимает, что его не любят, и это ломает его жизнь в самом ее начале.

Еще я поняла, что главная помощь старшим детям от родителей – это поддержка и благодарность.

Да, благодарность. За помощь, за принятие нового ребенка, за то, что старшие дети молчаливо (или не очень) примут то, что теперь они почти совсем взрослые. Если вы скажете: «Спасибо тебе большое! Ты мне очень помогаешь, я бы сама не справилась. Мне очень нужна твоя помощь, иначе никак» – старший ребенок будет помогать, будет терпеть, будет радоваться, что его одобряют и поддерживают. Говорите с ним о том, что вам трудно, что вы понимаете его. Он теперь – ваш соратник, вы в одной лодке. Он отказывается от своего детства ради вас и ради ребенка, которого вы решили принять в семью. Будьте ему благодарны и говорите об этом как можно чаще.

Мишутка с Колей очень долгое время воевали, делили игрушки. Миша ябедничал, капризничал, Коля отбирал его конструктор и машинки. В этой ситуации помогло полное разделение имущества.

Приёмные дети. Адаптация

Источник фото: Pixabay  by Victoria_Borodinova

Адаптация младших кровных детей к приемным

Младшим детям приходится тяжко. Очень тяжко. Как правило, берут приемных детей такого возраста, чтобы они были младшими в семье, и это правильно – так детям легче его принять, а приемному легче влиться. И вот тогда вся нагрузка ложится на плечи младших. Все внимание, которое раньше доставалось им, теперь направлено на нового ребенка. Этот ребенок вторгается в их пространство, в их игры, в их детскую. Становится соперником.

Мишутка с Колей очень долгое время воевали, делили игрушки. Миша ябедничал, капризничал, Коля отбирал его конструктор и машинки. В этой ситуации помогло полное разделение имущества. Постепенно Коле купили все то, что было у Миши. Все лежало отдельно. Это Колино, это Мишино. Это Колин фломастер, это Мишин. Подход «все общее» не подойдет. Кровный ребенок будет чувствовать, что его обделяют. Как это так? Было все его, а стало общее! Делиться еще с каким-то новым малышом! А приемный будет чувствовать себя чужим, будет чувствовать неприязнь и ревность кровного, ему будет казаться, что он лишний, что у него ничего нет. Поэтому да: все свое, у каждого свое. Также обязательно стоит периодически давать детям друг от друга отдохнуть. Просто разводить по разным комнатам, играть с ними отдельно, сохранять их и так покосившееся и нарушенное сорок пять раз личное пространство.

Я не упомянула Пахена – не знаю, к кому его относить. Наверное, к младшим. Ему требовалось именно это личное пространство, особенно тогда, когда приемные дети бесились. А они бесились, много бесились, идиотски себя вели и кривлялись. Приемные дети стали одним большим вторжением в его личное пространство. Хотя, думаю, не приемные, а все, кто появился после него. Паша нуждался в бОльшем внимании родителей, бОльшей отдачи и максимальной изоляции от шумящих и непослушных младших – теперь их было двое, а потом и трое, и вместе они в сто раз более шумные, чем один Мишутка.

Да, младшие дети будут «неадекватить»: кривлянье, шум, беготня, непослушание. Таким образом они будут пытаться стать чем-то целым, это будет попытка стать командой. Потому что беситься вместе легче всего.

В первые три года Коля и Владик, когда видели, что кто-то идет в туалет, сразу просились тоже – это почти рефлекс, потому что в доме ребенка и детском доме даже в туалет ходят по расписанию.

Адаптация приемного ребенка

Естественно, больнее и сложнее всего самому приемному ребенку. Вся его жизнь до принятия в семью протекала в одном ритме: еда, туалет, сон, прогулки по расписанию, свои друзья, привычки. И вдруг незнакомые люди берут его и увозят в незнакомый дом, к чужим людям, которые раздражаются, чего-то хотят, чему-то учат, а он ведь этого не просил.

1. Неадекватное и показательно плохое поведение.

В период адаптации приемный ребенок будет проверять родителей на прочность, как бы спрашивая: «А вот таким вы будете меня любить? А таким?». Это действительно неадекват. Например, некоторые дети начинают рушить все, что находится в доме, нарочно скандалить, бить, орать. Они действительно могут делать худшее, что придет им в голову. Как я писала, нам повезло: наши чудесные мальчики просто капризничали, не слушались, могли поорать, но не более.

2. Чрезмерный аппетит.

Приемные дети в первое время начинают очень много есть. Этого не стоит пугаться, но и нельзя это пресекать. Они пытаются компенсировать то, что они не получили ранее. Они также могут очень много пить. Есть подсознательная ассоциация: «Я ем – значит, я в безопасности». Отсюда и заедание стресса.

3. Аутоагрессия.

Когда Владик истерил, он кусал и бил себя, бил руками и ногами пол, стены. Каждый приемный ребенок подсознательно себя не любит, подсознательно же понимая, что от него отказались. Он злится на себя и винит во всем себя. Самоповреждение надо пресекать мягко, объясняя, что ручке больно, что теперь мама заклеит ранку пластырем, потому что ручку жалко, бедная ручка. Объясните, что тело ни в чем не виновато. Естественно, быстро объяснить не получится. Адаптация может длиться и несколько лет.

4. Потребность во внимании.

Через какое-то время ребенок начнет «мамкать». Не слезать с рук, привлекать внимание, закатывать скандалы, чтобы это внимание получить. Теперь сложнее всего будет родителям. Это внимание нужно ребенку, и обязанность родителей – дать его как можно больше. Показать, что ребенка любят так же сильно, как и остальных детей. Что он свой, что он не менее любим, что ему не менее рады.

Не думаю, что это может быть сложностью, но лучше упомяну тот факт, что приемные дети привыкли к режиму. В первые три года Коля и Владик, когда видели, что кто-то идет в туалет, сразу просились тоже – это почти рефлекс, потому что в доме ребенка и детском доме даже в туалет ходят по расписанию. Еще оба моих брата много пили и ели очень много сливочного масла, постоянно просили что-то поесть, называя конкретный продукт, а потом сразу отказывались. Спрашивали, что будет завтра, что будет после прогулки, после сна, после еды, пытаясь быть уверенными в будущем. Существует огромное количество нюансов, которым посвящают многочасовые тренинги. Моя мама, кстати, уже лет шесть непрерывно на них ездит, потому что понимает, что никогда не сможет полностью залечить раны, которые дом ребенка оставил на сердцах моих братьев. И она права. Приемный родитель постоянно учится, постоянно узнает новое, потому что все тонкости поведения с приемными детьми понять невозможно, но обязательно нужно этому учиться.

Приёмные дети. Адаптация

Источник фото: Pixabay  by White77

Итог

Я не специалист, я лишь попыталась немного рассказать о том, что сама помню и знаю, как старший ребенок в семье с приемными детьми. Если вам кажется, что это все легко пережить, я повторю: здесь лишь выжимка ощущений и воспоминаний. Я никогда не смогу объяснить и передать все, что происходит в семье с приемными детьми. Но если вам кажется, что вы сможете – браво. Идите на тренинги, в школы для приемных родителей, читайте статьи по психологии. И тогда, может быть, вы сможете понять, какой ад происходит в маленьком детском сознании, прошедшем через дом ребенка и детский дом, и как с этим адом бороться. А я просто буду радоваться, что мои чудесные малыши теперь с нами и что им хоть немного лучше, чем было.


Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Подпишитесь на «Аист на крыше»

Нравится то, что читаете? Подпишитесь на рассылку Подпишитесь!

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Комментарии1

Отслеживать комментарии

При добавлении нового комментария на данный материал, Вам на почту будет приходить уведомление об этом со ссылкой на новый комментарий. В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
Отправить
  • Юля
    19 Апреля в 16:18

    Спасибо за историю! Как раз думали с мужем усыновить ребнка, 12-летнего мальчика. У нас есть три дочери, но мальчика судьба так и не подарила.

    1
Ответ Максиму
Неавторизованный пользователь Авторизованный пользователь

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть