Вход на сайт

Регистрация

или

register
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Семья и общество

Имре Кальман. Любовь до гроба

Подписаться
Подписка на автора

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
 Имре Кальман. Любовь до гроба

Говорят, за спиной любого выдающегося мужчины стоит женщина, которая делает его таковым. Иногда женщины-музы остаются незаметными в тени своих мужчин, в других случаях – соперничают с возлюбленным, проявляя не менее яркие таланты. Словом, всегда и везде по-разному. Неизменно одно – в отношениях присутствует любовь – взаимная или горькая, неразделённая; бурная или тщательно скрываемая от всего мира; долгая или мимолётная, словно летняя гроза.

«Император оперетты» Имре Кальман был счастлив со своей Верушкой четверть века. Счастлив, когда, получив от него первый подарок – шёлковое платье, – она вертелась перед зеркалом и щебетала без умолку, называя его только что придуманными ласковыми прозвищами… Когда, ещё не придя в себя после тяжёлых родов, прижимала к груди первенца… Когда, перебив во время ссоры половину парадного сервиза, стояла возле окна, ожидая, что он первым подойдёт мириться…

В их жизни было всё – влюбленность до одури и жгучая ревность, боль и самопожертвование, разочарования и надежды. И потому о любви «Императора оперетты» и русской, из Перми, эмигрантки написано так много, а информация, взятая авторами из «достоверных источников», настолько противоречива, что просто трудно определить, какие из рассказов правдивы, а к чему нужно относиться с большой долей недоверия. Поэтому «Аист на крыше» решил узнать, как же все-таки было на самом деле, и обратился к мадам Ивонн Кальман – дочери композитора, периодически приезжающей на родину своей матери… 

«Роман был невероятный, однако маме пришлось ждать свадьбы почти год»

Год 1923. Вена. Кафе Sacher. Ранний вечер. За столиком возле окна – мужчина, выглядящий значительно старше своих 42 лет. Взгляд, потухший после недавних похорон женщины, с которой прожил 10 лет. Очень дорогой, но сшитый отнюдь не по последней моде костюм. Пара глотков недопитого кофе, остывающего в тонкостенной чашке. Явное нежелание с кем-то общаться.

За столиком возле дверей – буквально поедающая его глазами 17-летняя барышня. Копна ярко-рыжих, едва сдерживаемых шпильками волос. Тонкие нервные пальцы, беспокойно поворачивающие чашку на блюдечке. Безукоризненная осанка. Застиранное до бесцветности платье и чулки, одолженные у подружки.

У них не было даже малейших шансов познакомиться. Но она исхитрилась сделать это возле гардероба, протянув служителю номерок в ту же секунду, что и он… 

Интервью с Ивонн Кальман

 Имре Кальман. Любовь до гроба

– Скажите, мадам Ивонн, ваша матушка Вера Макинская действительно была внебрачной дочерью великого князя Константина Константиновича?      

– Честно говоря, понятия не имею. Судя по её царственным манерам, вполне может быть, но они с бабушкой любили наводить тень на плетень, и обе отличались богатой фантазией… Я ведь не знаю даже, как и почему мама оказалась одна в Вене. Точно известно лишь, что она жила в каком-то дешёвом пансионе, снялась в эпизодах пары третьесортных фильмов и периодически зарабатывала на модных показах.

– Обычная история эмигрантки первой волны…

– Да, но мама была не только невероятно красивой, но и очень сильной личностью, всегда точно знала, чего хочет, и обязательно добивалась своей цели. А папа по характеру был совсем другой – замкнутый, рассудительный, меланхоличный. Но это не помешало им влюбиться друг в друга буквально с первого взгляда. И это неудивительно, мама же была настолько красива, что, куда бы она ни входила, все моментально оборачивались. А отец уже тогда был очень знаменит, его все знали, и мама, поскольку хотела играть на сцене, восхищалась его творчеством.

Роман был невероятный, однако маме пришлось ждать свадьбы почти год. Отец, хотя и очень боялся её потерять, понимал, насколько мало они друг другу подходят, и боялся испортить ей жизнь. Однажды даже написал бабушке, что не может сделать предложение, так как слишком стар для её дочери. В общем, брак случился только после того, как мама сообщила ему о беременности, и с этого момента у неё началась сказочная жизнь. Первое, что они сделали, – переехали в роскошный особняк… 

– Ваш отец действительно был миллионером?

– Скажу так: он умел правильно инвестировать средства, что, кстати, является редким качеством для творческого человека. К тому же он не слишком любил сорить деньгами, мог годами носить один и тот же костюм. Но не подумайте, папа не был скуп! У них был роскошный дом, слуги, коллекция дорогих картин и антиквариата, он покупал жене самые дорогие наряды, да, собственно, вообще ни в чём ей не отказывал. Единственное, чего ей не хватало и что он не мог ей дать, – сцены. Мама ведь была замечательной певицей и, я бы сказала, драматической актрисой. Но карьеру пришлось бросить, чтобы стать матерью и женой. И тем не менее она вела интересную творческую жизнь – общалась с людьми искусства. Правда, это продолжалось не слишком долго. В 1933-м, когда Гитлер пришёл к власти, отец велел маме срочно собирать вещи, и они уехали в Париж, а оттуда – в Америку… 

«Любовь была для них одновременно и недугом, и лекарством»

Год 1939-й. Лос-Анджелес, где Кальманы поселились, приехав в США, был выбран не случайно. От их дома  буквально рукой подать до городка Калвер-Сити, в котором находилась основная съёмочная площадка кинокомпании Metro-Goldwyn-Mayer, купившей права на экранизацию нескольких оперетт.

Кальман рассчитывал, что заказы на музыку к кинокартинам будут сыпаться как из рога изобилия, а значит, семье не придётся ни в чём нуждаться. Но не случилось. Ни один из намечавшихся проектов так и не состоялся…

Впрочем, деловая хватка не подвела композитора и тут – имевшиеся на банковских счетах суммы и удачные инвестиции позволяли устроить жизнь практически на широкую ногу.

Верушке в Голливуде нравилось всё: знакомства с мировыми знаменитостями, вечеринки, на которых мужчины наперебой засыпали её комплиментами, автомобильные прогулки по окрестностям Лос-Анджелеса. Она видела, что муж, лишённый возможности творить, понемногу хандрит, целыми днями курит сигары и пьёт кофе, который ему не так давно запретили врачи. Однако это не казалось ей поводом для тревоги, она верила: талантливый композитор не будет вечно сидеть без работы, а место жительства можно, в конце концов, и поменять. Главное – они успели уехать из Европы за месяц до начала войны, а значит, впереди – только хорошее… 

– Страшно представить, как тяжело ваш отец переживал невостребованность. Он же лучше всех понимал: его музыка относится к категории «классика на все века»…

– Да с чего вы взяли, что мой отец рассчитывал «на века»? Он просто писал музыку и трепетно, с большой осторожностью подбирал либретто для своих композиций. Но – я знаю это точно – отец не задумывался ни о каком собственном величии! По крайней мере, мы, дети, никогда не видели с его стороны никаких взрывов, никаких истерик. Он был очень замкнутым в себе, закрытым, сдержанным человеком. Конечно, время настало для него тогда непростое – почти 60 лет, трое детей, молодая красавица-жена, которую он страшно ревновал. Я была тогда ещё маленькая, но помню, как родители ссорились, кричали, хлопали дверями, били посуду. Однажды дошло до того, что мама подала на развод. Папа взывал к ее благоразумию, к материнским чувствам, но всё было бесполезно.

Получив развод, мама уехала. Отец писал ей буквально каждый день, умолял вернуться. Она не отвечала на письма, но спустя много лет рассказывала мне, что жизнь врозь оказалась для обоих невыносима, любовь была для них одновременно и недугом, и лекарством, поэтому она вскоре вернулась в семью… 

«Любовь не знает времени и пространства»

Год 1949. Нью-Йорк. Кальман, только-только начавший подниматься с постели после инсульта, волоча ногу, пытается ходить по комнате. Молчит, потому что парализованная половина лица не даёт ему возможности говорить.

Верушка, сидя в кресле, рассказывает мужу о том, что подавали к столу на вчерашнем приёме и какое платье она заказала себе сегодня утром. Она знает: муж страшно боится стать для неё обузой, отнять у неё, совсем ещё молодой и красивой, те удовольствия, на которые такая женщина имеет полное право. И верит: он выкарабкается. Полностью поправится. По крайней мере, это обещают приглашённые к мужу дорогие американские врачи. Ну а если они не справятся, можно вернуться в Европу – в Баден-Бадене, говорят, даже полностью парализованные люди через пару-тройку недель начинают отплясывать чардаш…

Баден-Баден не помог. Маэстро, с трудом перенесшему переезд, стало хуже – к инсульту добавился инфаркт.

Верушка, которой все знакомые в один голос повторяли, что французская медицина на порядок лучше американской и уж тем более германской, настояла на переезде в Париж.

Но… Французские эскулапы лишь ненадолго продлили жизнь гения. Имре Кальмана не стало в 1953 году, и в последние дни с жизнью его связывала только красивая женщина, которую он любил больше всего на свете…

 – Вот ведь обидно, мадам Ивонн, на человека, писавшего оперетты со счастливыми финалами, свалилось под конец жизни столько несчастий…

– Да кто вам сказал, что мой отец был несчастлив?! Его жизнь складывалась очень непросто, это верно. Но он умел не ожидать от жизни великих чудес, а радоваться тому, что происходит вокруг!

Отец очень любил свою семью, с ним рядом находилась женщина, которая стала прототипом всех его прекрасных героинь. К тому же наша матушка умела устраивать потрясающие вечеринки, отвлекавшие его от тяжёлых мыслей. И, кстати, папа ведь очень любил хорошую еду! Да что ж я о еде?! У моего отца была его музыка!

Во всяком случае, свою последнюю оперетту «Аризонская леди» он закончил буквально за день до смерти. А вы знаете, кто эта леди? 

– Увы, нет.

– Она – лошадь!  Её играет девушка! И это очень забавно…

А мюзикл «Маринка» в России ставят? Нет? Жаль… Он постоянно идёт на Бродвее. Это история любви принца и простой девушки, которым запрещали быть вместе. В конце второго акта оба погибают. Но после антракта выясняется, что они вовсе не умерли, а всех обманули – убежали в Соединенные Штаты и начали там новую прекрасную жизнь! 

– Мадам, ваш батюшка подарил миру много красивых историй о любви. По-вашему, в жизни такое случается?  

– Безусловно! Отец писал свои оперетты много лет назад, но любовь не знает времени и пространства! Каждая из этих историй могла произойти сто лет назад и может произойти сегодня. Вы сомневаетесь? Напрасно! А чтобы вы в этом убедились, открою вам наш семейный секрет. Чтобы быть счастливым, надо принимать небольшие «дозы» музыки моего отца. Каждый день – на завтрак, обед и ужин…


Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть