Вход на сайт

Регистрация

или

register
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Семья и общество

Мария Чаадаева: мама на колесах

Юлия Воробьева
Подписаться 4
Подписка на автора

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

подписаться
Мария Чаадаева: мама на колесах

В девичестве известная как Мария Комиссарова, всего лишь 5 лет назад она была одной из фавориток сборной России по фристайлу на сочинской Олимпиаде. Но побороться за олимпийскую медаль ей так и не удалось. В ходе одной из тренировок Мария неудачно приземлилась на прямые ноги, в результате чего получила тяжелейшую травму позвоночника. Российские и немецкие врачи давали неутешительные прогнозы. Мария решительно отказывалась в них верить – хотелось встать на ноги и, если даже не вернуться в большой спорт, то хотя бы жить «как все».

На два года Мария с головой ушла в реабилитацию, доверившись «чудесному доктору» из Испании, который обещал за год поставить ее на ноги. Бесконечные тренировки сменялись минутами отчаяния – положительная динамика по-прежнему отсутствовала. И однажды, обернувшись назад, Мария вдруг осознала, что жизнь неумолимо проходит мимо. Надо учиться жить по-другому, тем более что рядом есть любимый человек, готовый всегда и во всем поддержать.

Сейчас Мария со своей семьей продолжает жить в Испании, ведет активный образ жизни, ждет второго ребенка и является автором популярного Instagram-блога  «Мама на колесах » -www.instagram.com/chaadaeva_maria/  (более 133 000 подписчиков). Но самое главное – Мария Чаадаева стала настоящим мотиватором для тех, кто уже готов опустить руки от безысходности. Своими вдохновляющими и вместе с тем простыми, лишенными пафоса публикациями она ежедневно дарит веру в свои силы тем, кому ее так не хватает.

О РЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ТРАВМЫ

– Мария, сейчас Вы живете полной жизнью. Но так было не всегда. Расскажите, что было непосредственно после травмы? Как Вы жили?

– Первое время я бы даже не сказала, что я жила. Я существовала. В первые два года после травмы я посвятила все свое время реабилитации. В Испании нашелся врач, который пообещал за год поставить меня на ноги. Я поверила и целиком и полностью отдалась тренировкам. Я была просто одержима этой идеей. С утра до вечера я занималась в тренажерном зале. Помогло спортивное воспитание – у меня была цель, и я упорно к ней шла. Я была поглощена этим процессом, больше ничего меня тогда не интересовало. Чтобы не затягивать, я занималась каждый день, даже по воскресеньям, по полдня. Моя жизнь в некотором роде остановилась – я не занималась ничем, кроме тренировок. Я только и думала о том, что вот сейчас я быстренько вылечусь и продолжу жить дальше. Все жизненно важные мероприятия я сознательно отложила на «когда я встану на ноги». И хотя мой муж постоянно пытался меня как-то отвлечь, растормошить, наполнить мою жизнь чем-то еще, кроме тренировок, – несколько раз мы даже ездили на океан, – я не могла думать ни о чем другом, не могла расслабиться.

Мария Чаадаева: мама на колесах

Фото: Instagram

– А эмоционально как Вы переживали все это?

– Очень тяжело. Первые два года я плакала каждый день. Я не понимала, как можно так жить и зачем вообще тогда жить. Ведь я только недавно была успешной спортсменкой, жила полной жизнью, а теперь все. Я не могла принять эту ситуацию. Кроме того, сдвигов особых не было, порой хотелось все бросить. Но потом я собирала силу в кулак и уговаривала себя, что надо потерпеть еще чуть-чуть.

– И это при том, что Вас постоянно поддерживал муж?

– Да. Он однозначно сыграл определяющую роль в том, что я сейчас живу так, как живу. Вместе мы уже 7 лет, и все это время он всегда был рядом. Мне кажется, он знает обо мне абсолютно все. Он всегда и во всем меня поддерживает. В какой-то момент после травмы со мной нужно было находиться круглосуточно. И вот тогда он бросил спорт, ушел на самом пике карьеры. Хотя это было нелегко, ему очень нравилось, у него были большие перспективы. Но тем не менее он пожертвовал этим ради меня. Я не знаю, что бы было со мной, если бы не он, если бы мне одной пришлось находиться во всех этих больницах.

Леша проводил около моей кровати все время: приносил что-то, относил, разминал ноги – нужна была активность. А когда мы начали заниматься в Испании, он непосредственно тренировал меня. Специфика этой клиники такова, что там есть инструкторы, но постоянно нужна сторонняя помощь, чтобы переносить с тренажера на тренажер. Поскольку я там находилась весь день, мы там же и обедали – еду тоже готовил Леша.

Мария Чаадаева: мама на колесах

Фото: Instagram

– А Вы не рассматривали вариант, чтобы вместо него Вас сопровождал Ваш папа, например?

– Вы знаете, это все-таки не то. Я с папой не в таких отношениях, чтобы он сидел со мной круглосуточно, носил меня на руках. Леша же постоянно таскал меня.

– А как родители Вашего мужа отнеслись ко всей этой ситуации? Бросил спорт, уехал с Вами, женился…

– Я как-то не задумывалась об этом. Мне кажется, нормально. Мы хорошо общаемся с ними. Они уважают мнение своего сына и позволяют ему самому делать свой выбор. К тому же его отец был нашим тренером в команде.

О НОВОЙ ЖИЗНИ

– Когда же наступил переломный момент и Вы наконец поняли, что жить надо здесь и сейчас?

– Через два года занятия в испанской клинике закончились, на ноги я не встала. Зато встал вопрос: «А что дальше?». Эмоции немного поутихли, у меня появилось свободное время, чтобы поразмышлять о жизни. Раньше его просто не было. Все вокруг постоянно говорили мне, что я очень много занимаюсь и совсем не отдыхаю, что нужно посвящать время себе, семье. И я стала прислушиваться к этому. Я поняла, что так больше не может продолжаться, иначе можно сойти с ума. До меня наконец дошло, что время-то идет, жизнь проходит. И другой жизни не будет. Поэтому надо заниматься чем-то еще. Нельзя целиком отдаваться физическим нагрузкам. Я стала думать, как совмещать реабилитацию и нормальную жизнь, искать и изучать другие методики восстановления.

Сейчас многие думают, что я забила, сдалась, что меня и так все устраивает. Но это совсем не так. Сейчас у меня другие приоритеты. И я, конечно же, собираюсь вернуться к реабилитации. Просто теперь я считаю, что не нужно зацикливаться на этом, а нужно жить, как нормальный человек. И я думаю, что такой настрой гораздо эффективнее способствует восстановлению. Правда, пока не понимаю, как все пойдет. С детьми все несколько сложнее в этом плане. Мы сейчас с одним-то еле все успеваем. (Улыбается.) А что будет с двумя – сложно представить.

– И что же Вы стали делать в своей новой жизни того, чего не делали во время реабилитации?

– Ну, например, первые два года я и мысли не допускала, что можно куда-то поехать отдохнуть. Мы, конечно, ездили, но все эти поездки были вынужденными и связанными с лечением. А тут мы стали путешествовать просто так, для себя. Или когда нас пригласили в Берлин попробовать один тренажер, мы уже не стали ограничиваться посещением одной только клиники. Помимо тренировок, мы гуляли, ездили на экскурсии. Я перестала чувствовать преграды. Муж везде носил меня на руках. Даже внес меня на крышу экскурсионного автобуса. (Улыбается.) И вот мы впервые за долгое время ездили и наслаждались видами.

О ЕЖЕДНЕВНОМ БЫТЕ

– У Вас в Instagram много роликов, где Вы показываете, как справляетесь с бытовыми ситуациями. А как с этим обстояли дела в первые два года после травмы?

– Тогда в этом плане я была абсолютно беспомощна. Я просто не считала нужным все это осваивать, ведь я искренне верила, что все временно и эти навыки мне ни к чему. Первые два года я не могла остаться без мужа больше, чем на несколько часов. Я не могла сама помыться. Мне всегда нужна была помощь мужа. Я в то время и не готовила. И я настолько к этому привыкла, что весь ужас ситуации осознала, только когда он первый раз уехал на несколько дней в Россию. И это при том, что на смену ему приехали мои друзья, чтобы мне помогать. Но все-таки он – это он, а друзья – несколько другое. Тут не попросишь о каких-то слишком личных вещах. И вот тогда я начала осваиваться. Конечно, сначала у меня был стресс, но постепенно я приспособилась ко всему. По мере того, как я училась делать что-либо сама, без посторонней помощи, все больше и больше я ощущала свободу. И это вдохновляло, придавало силы. И вот недавно у меня даже появилась своя машина. Это вообще круто! Ты понимаешь, что можешь сесть и поехать куда угодно. Тем более что до травмы я постоянно была за рулем.

– А чувствуется ли какая-то разница в вождении ДО и ПОСЛЕ?

– В принципе, нет. Проблема только в том, как закинуть коляску. Когда муж дома, он мне закидывает ее в багажник, а когда я доезжаю куда-то, то прошу прохожих помочь мне достать ее. Правда, обычно приходится долго объяснять, люди не могут понять, в чем дело. Вроде сидит молодая девушка, они не понимают, что за рулем инвалид. А если мужа дома нет, приходится самой с этим справляться – на этот случай есть у меня отдельный ролик. (Улыбается.)

– А что все-таки из бытовых вопросов оказалось для Вас самым сложным?

– В моем случае самое сложное – это то, что нельзя без посторонней помощи погулять с маленьким ребенком. Когда он был в коляске – я не могла ее возить. А когда он начал ходить, то за ним и на своих двоих порой тяжело угнаться, а на коляске – тем более. Поэтому мне постоянно страшно за него, что с ним может что-то случиться, что он куда-то ломанется, а я не смогу его остановить. А так в остальном я уже приноровилась.

– Как у вас с мужем распределены домашние обязанности? Кто за что отвечает?

– Мой муж очень любит готовить. Мне в этом плане повезло, поэтому чаще готовкой занимается он. У меня, правда, тоже иногда просыпается кулинарный талант и я что-нибудь готовлю. Но мне нужно пойти и купить все по рецепту. А Леша может приготовить любое блюдо, что называется, из топора.

Стираю я сама. Закинуть вещи в машинку, а потом развесить – это не проблема. Гладить? Я, честно сказать, не глажу. Пылесосить могу – у меня такой легкий ручной беспроводной пылесос. А раз в неделю к нам приходит помощница, которая делает влажную уборку.

– Как Вы справлялись с ежедневными обязанностями по уходу за ребенком, когда он был маленький?

– Первого ребенка я кормила грудью до полутора лет. До года он спал с нами, поэтому не было особых сложностей. После года мы уже приучили его спать в своей кроватке. Но я понимала, что не смогу вставать к нему постоянно, так что мы обратились за помощью к консультанту по сну. В итоге сын приучился спать с 8 вечера до 8 утра без пробуждений. Это было действительно одним из лучших наших решений.

Купание маленького ребенка для меня, конечно, недоступная опция. Особенно сложно наклоняться. Поэтому купал его муж. Когда Матео научился сидеть, то я сидела рядом и играла с ним в игрушки.

Мария Чаадаева: мама на колесахФото: Instagram

– Как вы его водите в детский сад?

– Он у нас с полутора лет ходит в детский сад. Иногда я вожу его сама, иногда муж возит на велосипеде. У меня есть специальная приставка для коляски. То есть я могу его сама собрать, накормить и отвезти. Правда, сейчас с моим животом стало меньше места, где он может сидеть у меня на коленях, но все равно я до сих пор периодически отвожу или забираю его.

– Сейчас, когда старшему ребенку уже 2 года, как долго Вы можете провести с ним без помощи мужа?

– Вообще, уже могу долго. Но так как я сейчас в положении, то стараюсь беречь себя, не перетруждаться и поменьше брать ребенка на руки. А так, когда еще не было живота, мы с ним нормально справлялись. По крайней мере, дома. Но, конечно, он рвется на улицу. А вот там я стараюсь быть с мужем, потому что могу банально за ним не уследить.

О БЕРЕМЕННОСТИ И МЕДИЦИНЕ

– Расскажите про свою первую беременность. Как Вы на это решились? Как Вы к ней готовились?

– К первой беременности я никак не готовилась. Это стало для нас настоящим сюрпризом. У меня тогда вообще была операция по изъятию пластины из спины. Как оказалось, я уже была беременна на тот момент. Странно, что даже врачи не увидели этого по анализам. Так что сначала у нас был шок. Мои первые мысли были о том, как же я продолжу тренировки. К тому времени я уже узнала о новых методиках – стволовых клетках и чипировании. Как вы понимаете, все это строго противопоказано во время беременности. Но когда первый шок прошел, постепенно мы все свыклись с этой мыслью и просто продолжили жить: радовались и с нетерпением ждали нашего малыша. Да и время летит очень быстро. Это только кажется, что 9 месяцев – это долго. На самом деле вроде недавно только я забеременела, а уже родила и моему ребенку уже 2 года.

– А Вы вообще планировали заводить ребенка?

– Да, конечно, мы собирались. Но я всегда думала, что вот я вылечусь, и тогда будем вообще всем заниматься. Дети, работа, дом, семья – все откладывалось, потому что хотелось встать на ноги.

– Как в Испании происходит ведение беременности?

– У меня частная страховка – по ней я и получаю медицинское обслуживание. Мне кажется, в Европе вообще и в Испании в частности ко всему относятся очень легко. Здесь меньше пугают и лишний раз не наводят паники. Как говорится, беременность – не болезнь. И в Испании я просто жила, наслаждалась жизнью, порой даже не замечая, что я беременна. А вот когда я на месяц прилетела в Россию, тут на меня навели страху, пугали всяческими диагнозами и хотели положить на сохранение. Как итог, у нас родился замечательный здоровый малыш.

Но, конечно, в начале моей первой беременности были определенные нюансы. Все-таки случай у меня неординарный: на коляске, да еще и с таким диагнозом (параплегия нижних конечностей). Так что меня отправляли то к неврологу, то к травматологу. Потом мне предстояло общение с анестезиологом, который должен был решить, какой наркоз мне делать. И он настаивал на общем, но я была против. Я прямо расплакалась, так я не хотела этого делать. Во-первых, насколько я знаю, это очень вредно, во-вторых, у меня их за жизнь уже столько было. И, в-третьих, я хотела в этот самый важный момент находиться в сознании, увидеть своего ребенка, услышать его первый плач. К тому же, как у многих мам, у меня еще были страхи, что у меня украдут ребенка. (Смеется.) Но больше всего пугало, что я пропущу этот самый важный момент, боялась, а вдруг не прочувствую всего этого процесса, не восприму своего ребенка. В общем, они долго думали, что же со мной делать. Но мой гинеколог была на моей стороне, она их и убедила. В итоге мне сделали эпидуральную анестезию.

А в остальном ничего особенного – обычные плановые осмотры у гинеколога: рост, вес, давление и УЗИ. Кстати, для меня было открытием, что в России надо ходить к отдельному врачу на обычный осмотр, и к отдельному – на УЗИ. В Испании все это делает один врач. И УЗИ делается на каждом осмотре – примерно раз в полтора месяца.

– А Вы знаете, что есть мнение, что это очень вредно?

– Да, как раз недавно об этом узнала и очень удивилась. Честно говоря, я не верю в это. Если бы это было вредно, то этого бы не делали. Тем более нет никаких доказанных фактов об этом. Тут все делают УЗИ постоянно, и никто не думает о вреде. Я доверяю своему врачу и считаю, что сейчас очень современное и безопасное оборудование. Тем более есть проблемы, которые можно таким образом обнаружить и предотвратить развитие негативных последствий.

– У Вас ведь вообще нет чувствительности? Но все равно нужен наркоз?

– Да, ниже пупка я ничего не чувствую. Но организм так устроен, что, когда ногам делаешь больно, они начинают дергаться, в них есть рефлексы. Ну и, соответственно, во время кесарева без анестезии я бы дергала ногами и тем самым могла навредить процессу.

– А вторая беременность была запланированной?

– Когда первому ребенку был год, моя врач сказала, что шов уже стал нормальным и можно беременеть. Сначала мы с мужем посмеялись, а потом прикинули, что хорошая разница между детьми была бы 2,5 года. Мы думали, что было бы идеально, если второй ребенок родится в сентябре. Летом здесь слишком жарко для малыша, а с сентября начинается бархатный сезон, который длится месяца три. Потом, когда ребенок начнет ползать, ему будет примерно полгода. И тогда это будет весна, то есть полы уже будут теплыми (зимой здесь невероятно холодно в квартирах). А еще старший с сентября пойдет в сад, и будет немного легче. В общем, вот такую картину мы себе представляли, и, собственно, так оно и выходит.

Мария Чаадаева: мама на колесахФото: Instagram

– Что Вы думаете про «пожить для себя»? Как с этим в Испании?

– Лично мне кажется, что лучше пораньше родить. Дети быстро растут, и вскоре им уже не нужна будет такая чрезмерная опека. Тогда и можно сколько угодно жить для себя и быть при этом молодым. Да и вообще я считаю, что с детьми намного веселее, чем без них. Когда моего мужа спрашивают, как мы решились на детей, он отвечает примерно так: «Да как-то уже скучно нам стало вдвоем. У всех вокруг дети, вот и мы решили». Да, иногда вроде хочется взять и резко сорваться куда-то, как раньше. И вот ты съездил и думаешь: «Ну и что с того? Стоило ли это того? Нет, не стоило».

А местные, да, в основном, рожают позже. У них сначала карьера, работа. Наверное, это из-за того, что здесь лучше качество жизни, а продолжительность выше. 70-летние бабушки тут еще очень и очень активные. Они везде ходят, гуляют, красятся, наряжаются, некоторые на машинах ездят.

– А как дела обстоят с детской медициной?

– С этим тоже все как-то очень просто. Родился ребенок, через неделю ты должен показаться врачу. К тебе тут никто не приходит. Потом плановые осмотры у педиатра – в месяц, два, четыре... Смотрят только, как растет, набирает вес, делают прививки. В полгода дают инструкции, как начинать прикорм. К узким специалистам без жалоб не ходят. Только делали аудиотест после рождения. Анализы без каких-либо жалоб не сдают. Сколько раз мы ни ходили к педиатру, нам ничего не назначали. Говорит, что все у нас хорошо. Сопли – это у них вообще не помеха ничему. Они тут всегда и у всех: и в сад с ними ходят, и прививки делают.

С одной стороны, для нас это как-то непривычно, а с другой – ты ни о чем таком лишний раз не думаешь, не нервничаешь. Когда сыну исполнился год, мы были в России, где сделали полное обследование у специалистов. И у нас все хорошо.

О СПОРТЕ

– Где-то я читала, что Вы не в обиде на фристайл за то, что произошло с Вами... Поменялось ли после травмы Ваше отношение к спорту вообще?

– Да, я совершенно не в обиде на фристайл. Это могло произойти с любым. Просто дело случая. Отношение мое к спорту не изменилось, но в силу обстоятельств и других дел я уже не так пристально слежу за спортивными новостями. Спорт воспитывает силу воли, характер. И это не просто слова. Я очень благодарна ему за это. Всем, что я имею сейчас, чего достигла в таких обстоятельствах, я в том числе обязана спорту.

– После того, что произошло с Вами, Вы бы отдали своих детей в спорт?

– Да, я бы отдала. Но раз мы уже тут, в Испании, я бы выбрала какой-то более летний вид спорта: футбол, гольф или теннис…

– Вы хотели бы, чтобы ребенок занимался для себя, для здоровья? Или профессиональный спорт тоже имеет место быть?

– Ну… тут уж я не знаю. Это как пойдет. Но в целом я не имею ничего против.

– Профессиональные спортсмены – это вообще отдельная каста людей, которые живут в своем ритме. Как Вы думаете, если бы не было травмы, тяжело ли было бы завершать свою карьеру?

– Спорт – это, конечно, своеобразная жизнь. Тут очень строгий режим. Тебе всегда говорят, что делать. У меня много подруг, которые по окончании спортивной карьеры впадали в депрессию, у них случались психологические травмы и нервные срывы. Ведь что такое всю жизнь быть в спорте? Тебе форму дают, денег платят, кормят, билеты на самолет покупают, тебе присылают план и говорят, куда и когда надо ехать. Ты живешь в такой системе, где тебе не надо принимать каких-либо самостоятельных решений. Ты как ребенок. Но когда-то это заканчивается и приходится выходить в большую жизнь. А там тебе никто не будет говорить, что делать, куда идти, ехать, чем заниматься. И что делать дальше – для многих совершенно непонятно. Ведь кто такие спортсмены? Образование у всех тренерское. А если у тебя нет особого таланта к этому, то это непрестижно вовсе. К тому же хороший спортсмен еще не означает хороший тренер. Адаптация, как правило, проходит очень тяжело. Поэтому спортсменам советуют подумать над этим, еще будучи в спорте: может, организовать свой бизнес или чему-то научиться.

Ну а у меня, видите, как произошло. Большой спорт закончился для меня резко и навсегда. И, как бы странно это ни звучало, это дало мне определенную свободу, когда ты можешь делать то, что хочешь и когда хочешь.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

– Испытания всегда учат нас чему-то новому. Что Вы открыли в себе и для себя, пересев на коляску?

– Безусловно, у меня появился стимул к тому, чтобы жить. И жить полной жизнью. Когда ты ходишь, ты воспринимаешь все как должное, ты этого не замечаешь. Ты не думаешь, что можешь быть лишен такой, казалось бы, элементарной способности. А сейчас я поняла, что нет ничего невозможного, и все зависит от тебя. К тому же я не только тренирую и мотивирую себя, но и других людей вокруг. Многие мне пишут слова благодарности за то, какой пример я им подаю. У них появляется желание жить. Ведь в России принято считать, что раз ты инвалид, то сидишь дома и никуда не выходишь. А ведь можно жить иначе. Да, в России гораздо тяжелее с этим, но тоже можно. Главное – перестать себя жалеть и изменить свое отношение к ситуации.

– Как Вы начали вести свой блог и что он сейчас Вам дает?

– Некоторые мои знакомые стали популярными блогерами, просто рассказывая про свою жизнь. И я подумала: «Почему бы и нет? Уж мне-то тем более есть что рассказать». Так я и начала, сама, потихоньку прибавлялся народ. А сейчас я, конечно, уже вкладываю деньги в развитие, потому что вижу, что за этим – будущее. Мне это нравится, и к тому же так у меня получается зарабатывать.



Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть