Вход на сайт
Регистрация
или
register
Регистрация кабинета психолога
Доступ только для профессионалов. Подтвердите свой статус копией диплома или зачетной книжки медицинского вуза.
    Добавить файл

    register
    Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
    Семья и общество

    Сердце солдатской матери...

    Интервьюер
    Светлана Белоусова
    Светлана Белоусова
    Журналист
    Подписка на автора

    Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
    В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

    подписаться
    1 марта 19 в 09:00
    Сердце солдатской матери...

    Несколько дней назад, отмечая 23 Февраля, мы традиционно благодарили сыновей, мужей, коллег и отцов за мир, покой и безопасность, искренне произносили добрые слова, дарили подарки. Всё это, разумеется, хорошо и правильно. Жаль только, мало кто из нас знает, что в стране проходит всероссийская акция «Сердце солдатской матери», одна из целей которой – увековечение памяти солдатских матерей и их сыновей, отдавших жизнь за Родину. Любое из мероприятий этой акции, проводимых Общественным советом Минобороны и Ассоциацией объединений офицеров запаса совместно с Минобрнауки, Минкультом, ДОСААФ и РВИО, можно определить как «достойное». Но вот вопрос: достаточно ли этого женщинам, сердца которых расколоты болью потери самого дорогого в их жизни? О том, как им живётся, «Аисту на крыше» рассказала мать погибшего в Чечне солдата – Любовь Васильевна Родионова.

    Сердце солдатской матери...

    Источник фото:  pravoclavie.info

    Будущее в прошлом

    Услышав название нашего издания, Любовь Васильевна не стала дожидаться корреспондентских вопросов. Тихо, без надрыва и какого бы то ни было пафоса заговорила:

    – У меня тоже когда-то была семья, радость, счастье. К сожалению, всё быстро прошло, и теперь в моём доме тихо и грустно догорает свеча… Аист больше не прилетит…

    О чём думала в эту минуту женщина, на долю которой обрушилась такая лавина горя, что в голове не укладывается, как можно было подобное пережить? Может быть, вспоминала, как в момент рождения её Жени с неба упала звезда и сердце сжалось в предчувствии беды? Или как сын, совсем ещё маленький, подолгу разглядывал внешне неприметных букашек, обращая внимание на то, чего не замечали другие? А возможно, сожалела, что не сразу поняла, насколько для её мальчика важен крестик, надетый ему на шею священником? Бог весть… Понятно было одно – интервью не будет. Будет разговор. Долгий или нет – как получится. Но в любом случае трудный для нас обеих...

    – Как, Любовь Васильевна, нужно воспитывать сына, чтобы он вырос не просто настоящим человеком, но героем?

    – По этому делу нет инструкции, но я точно знаю: начинать надо с семьи. Мы можем говорить своим детям сколько угодно правильных слов, но ребёнок в конечном итоге будет поступать так же, как поступают его близкие. Если родители не рассказали детям о бабушках-дедушках, которые воевали, молодые просто не знают, что в их семье есть герой – а он обязательно есть! Услышав рассказ о деде-герое, ребёнок начнёт им гордиться и, может быть, захочет быть на него похожим.

    Женя знал, что оба его деда воевали. Видел, как бабушка всю жизнь сажала ёлочки, а на Новый год ни одной не срубала, потому что было жалко убивать живое. Рядом с ним была я, его мать, которая в 90-е годы не поддалась всеобщей моде рвать и сжигать партбилеты. Был отец, служивший в Германии и направленный во время событий 1968 года в Чехословакию. У Жени была удивительной доброты первая учительница и были очень верные, настоящие друзья. Он читал хорошие книги, слушал хорошую музыку, мечтал стать поваром…

    – Почему поваром?

    – Моя мама всю жизнь пекла хлеб для тракторной бригады. Вставала ночью по четыре раза, чтобы вымесить тесто, а утром тащила 10 огромных караваев в поле – накормить людей.

    В общем, Женя всё видел на живых примерах. Было ли это патриотическим воспитанием? Да я и слова такого никогда в голове не держала! Мы как умели, так и жили, что чувствовали, то ребёнку и передавали…

    Сердце солдатской матери...

    Источник фото:  specnaz.ru

    Я всегда хотела видеть рядом с собой сына-мужчину – сильного, честного, готового меня, слабую женщину, защитить. А как иначе-то?

    – Всё так, но время было непростое, многие мамы старались не пустить сына в армию, и, честно говоря, вряд ли можно их за это осуждать.

    – Очень сложный вопрос, каждый решает его для себя сам. Если женщина хочет до 50 лет вытирать сыну сопли – это её выбор. Но надо ведь понимать, что с детьми не всегда получается так, как мы планируем – бывает, что падают на стакан или на иглу садятся. Это тоже трагедия, но уже другого порядка…

    В общем, у матерей разные взгляды на своих сыновей. У нас вопрос о том, идти или нет в армию, вообще не стоял. 

    23 года под диктовку жизни

    14 февраля 1996 года в дом Любови Васильевны ворвалась война. Мир внутри и вокруг рухнул, когда мать узнала, что её Женя и трое его сослуживцев – Андрей Трусов, Александр Железнов и Игорь Яковлев – захвачены в плен на чечено-ингушской границе известным всему миру террористом Русланом Хайхороевым и его головорезами – 40-летними мужиками, прошедшими по две-три войны.

    Сто дней и ночей ребята провели в сыром подвале. О том, что из себя представлял чеченский плен, признанный самым страшным из всего, что только может быть, написано немало. Девятнадцатилетним мальчишкам было не на ком остановить глаз, чтобы встретить ответный человеческий взгляд. А крестик, что был у Жени на груди, стал предметом особой ненависти варваров.

    Все просьбы и предложения обменять Женю и его сослуживцев на боевиков Москва отклонила, сочтя неравноценным обмен серьёзных террористов на рядовых солдат-срочников. Узнав об отказе, бандиты озверели, что привело к страшным последствиям. 23 мая ребята были крайне жестоко убиты.

    Сердце солдатской матери...

    Картина «Подвиг рядового Евгения Родионова». Художник М. Фаюстов

    Рассказав об этом злодействе, Любовь Васильевна нарушила данную боевикам клятву молчать об их зверствах и выкупе, данном им за то, чтобы они показали братскую могилу ребят. Почему? Просто не смогла молчать, когда головорезов стали представлять «борцами за независимость, за свободу Чечни». И тогда мир узнал, что на самом деле эти «партизаны и герои» – обвешанные оружием, сытые, довольные жизнью бандиты…

    Через неделю после похорон Жени умер его отец. Любовь Васильевна предала его земле рядом с сыном. А дальше у неё началась совсем другая жизнь. Жизнь, в которой не было надежды, радости, понимания… 

    – Вы ведь, Любовь Васильевна, ездили потом в Чечню больше 60 раз?

    – 64, каждая поездка – по неделе. Возила ребятам, которые там служили, сигареты, пряники, сушки, свитеры, шерстяные носки, варежки – они ведь жили в холодных палатках.

    – Парни, наверное, звали Вас мамой?

    – Когда чужие меня так называют, я сразу пресекаю. Это неправильно – у них есть свои мамы. Я, конечно, хочу, чтобы с теми, для кого живу эти 23 года, у меня были в какой-то степени материнско-сыновние отношения. Но я за то, чтобы ребята любили собственных мам, какими бы те ни были. Я, кстати, знаю больше 20 случаев, когда не очень благополучные, прямо скажем, пьющие женщины, пока ждали сыновей из Чечни, менялись и становились для них настоящим примером. К сожалению, бывает и по-другому, подлого в нашем мире много. Но я не хочу этого знать. То есть вижу, конечно, мух в навозных кучах и, если понимаю, что не могу переломить зло напрямую, стараюсь изменить, как умею, то есть добром. Ведь согласитесь, если в мире будет много добра – для зла просто не останется места!

    – Слушаю Вас, Любовь Васильевна, и поражаюсь: как можно, пройдя такой путь, не ожесточиться…

    – Негатива было много, и обида на власть в душе, конечно, есть. Даже притом, что за эти годы я у власти ни разу ничего не попросила, да ничего от неё и не ждала. Ждала другого. Того, что «Боевые братства», дававшие клятвы на могилах товарищей, по-человечески обратят внимание на матерей погибших – нас ведь таких много. Мне не нужно было любви, нужно было просто какое-то внимание, хотя бы гвоздичку на 8 Марта. Но не случилось... Причина понятна: эти парни тоже прошли войну, но они смотрят на мир глазами выживших. А я – на стороне погибших…

    Сердце солдатской матери...

    Источник фото: ru.wikipedia.org

    Много лет назад 11-летний ребёнок прислал мне стихи: «Побывайте у матери дома, // Навестите родную мою, // Чтобы знала она, что о сыне // Кто-то помнит в родимом краю»…

    Что этот мальчик передумал, пока писал стихи? Мне кажется, он понял, что в мире есть насмерть раненые мамы, и прикоснулся к моей душе тёплой ладошкой. Это и другие дети чувствуют, просто не могут так красиво сказать…

    Но жизнь гораздо больше любого горя. Все эти годы я благодарю Бога за то, что он дал мне три великие награды. Первая – я смогла снять с ребят клеймо «дезертир», которое на них наложили, когда они попали в плен. Вторая – мне удалось вернуть каждого из парней на его Родину. И третья – Господь позволил мне быть нужной, ведь когда человек не нужен, ему нечем и незачем жить.

    Было ли трудно? Очень! Сколько груза я на своей спине перетаскала, когда возила помощь в Чечню! Было ли страшно? Конечно! Но всё это я делала с любовью и желанием помочь ребятам. И в ответ получала такую же любовь. В этом мире всё взаимосвязано.  

    – А как Вы относитесь к истории с попыткой канонизировать Вашего сына?

    – Для меня это чужая, чуждая, непонятная тема. Больше того, я считаю, что она крайне не ненужная, потому что «по вере вашей и будет вам». Остальное – человеческое, а я очень не хотела бы, чтобы это дело оказалось чьим-то бизнес-проектом. Пусть каждый сам решает для себя, кто для него Евгений Родионов.

    В моём понимании Женя стал собирательным образом, народным святым. Даже для того, чтобы эту историю узнали, никто ничего не делал. Всё получилось само собой: люди, с которыми я встречалась во время поисков, и потом, в 64 поездках, рассказывали об этой страшнейшей трагедии своим знакомым, и по стране, а потом и по всему миру пошла молва…

    Сердце солдатской матери...

    Источник фото: pravoslav-voin.info

    Сегодня о Жене сняты фильмы, написаны книги, картины. Его именем названы школы, улицы. Конечно, я сына уважаю, преклоняюсь перед ним, горжусь им, ставлю его в один ряд с генералом Карбышевым, с погибшим в Сирии Романом Филипповым. Но как же мне не хватает его живого! Мне некому приготовить еду, постирать носки, и никто не скажет: «Доброе утро, мама». В моём доме никогда не зазвучат звонкие детские голоса, а ведь вся наша жизнь – в детях, внуках…

    Так уж случилось, что после смерти у моего сына началась своя жизнь. А у меня… Есть ли она у меня? У меня, наверное, только прошлое… 

    Помощь Беременным женщинам и мамам

    Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

    8 800 222 05 45
    Все статьи
    Мы освещаем все аспекты жизни

    Свежее в разделе

    Все статьи

    Топ авторов раздела

    Все авторы

    Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

    Василий Худолеев О проекте
    Самые свежие новости из жизни города и не только
    Интересные статьи
    Ещё статьи
    Внимание!

    Закрыть