Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Семья и общество

Братья и сестры: мир или раздор?

6 минут
53
(0)
21.06.2017

Автор

Марина Глебова

Марина Глебова

Тэги по теме:

Поделиться:

Источник фото: https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/cute-little-brother-sister-pajamas-home-340572434?src=xz...

Мечтая о втором ребенке – или третьем, у кого как, – мы априори полагаем, что в семье будут царить мир и согласие. Однако идиллия, в которой мама-папа друг другу всегда помогают, а дети дружно играют в общие игрушки и вместе противостоят всем прелестям современной жизни, увы, весьма часто оказывается разрушена первыми же столкновениями с реальностью. Недавно я убедилась, что от нежданных пакостей судьбы не застрахованы даже самые образцовые семьи.

Конец идиллии

Моя соседка – идеальная мама. Нежная, чуткая и одновременно твердая, когда нужно. Я всегда любовалась на них с дочкой, когда выгуливала своих малышек вместе с ними. И когда Надежда решилась на второго, я ей даже немного позавидовала: все-таки в младенцах есть что-то завораживающее, жаль, что в моей жизни этот период уже позади.

Пока мама ходила беременная, ее дочка была само совершенство: гладила по животику, пела будущей сестричке песенки и рассказывала сказки. Надежда, как продвинутая мать, сделала все возможное, чтобы старшая дочка без проблем приняла будущее семейное пополнение. И вначале так и случилось. Девочка любовалась маленькой сестрой, хвасталась ею перед подругами. Ей явно льстило, когда ей завидовали по поводу новой живой игрушки. Даже тот факт, что мама вынуждена уделять малышке больше внимания, чем ей, девочка восприняла достаточно спокойно: сказалась умная политика мамы в период беременности.

Увы, идиллия кончилась, когда младшая сестра вышла из младенческого возраста, а мама пошла на работу. При дефиците времени у Надежды не получилось распределить его так, чтобы ни одна дочка не чувствовала себя обделенной. Начались ссоры – сначала мелкие, потом все хуже и хуже. И теперь, по прошествии полутора лет, вместо дружной семьи у соседей просто-напросто дурдом. Стоит маме с папой отвернуться – сразу визги, ссоры, драки – вплоть до членовредительства. Мелкого, конечно, но синяки и царапины от кулаков и когтей любящей сестры весьма часто наблюдаются у обеих девочек.

А недавно, выходя из квартиры, я услышала некое похныкивание. Спустилась на пролет вниз и увидела старшую девочку соседки, тихо плачущую у окна на лестничной клетке. Причем, похоже, вначале она рыдала взахлеб, но потом силы остались только на эти тихие звуки. Я постаралась ее утешить, привела в свою квартиру, накормила-напоила и выслушала мини-исповедь. Ее рефреном было: «Я ее ненавижу!». А на вопрос «Почему?» шестилетняя девочка на полном серьезе ответила: «Она мешает мне жить!».

Рецептов нет

Я оставила девочку у себя, предупредив об этом няню, уже кинувшуюся на ее поиски. А вечером позвала в гости Надежду, и мы поговорили «за жизнь». Тут-то она и рассказала мне в подробностях, что ее жизнь превратилась в ад. Дошло до того, что она вообще боится оставлять детей наедине друг с другом.

Пыталась сама справиться с ситуацией, пыталась обращаться к специалистам. По совету психолога они с мужем даже «поделили» дочек и по очереди стараются на выходных уходить с одной из них куда-нибудь погулять. Но становится только хуже. Насладившись исключительным вниманием одного родителя при отсутствии сестры, девочки еще пуще начинают шпынять друг друга. А попытки разобрать их ссоры и выявить виноватого выливаются в такие свары, что куда там какой-нибудь коммуналке.

Судя по всему, руки у Надежды опустились. Она уже воспринимает эту ситуацию как данность и считает, что ничего поделать уже нельзя. И я с ней почти согласна: время действительно упущено. Неужели в этой семье дойдет до ситуации Каина и Авеля, когда один брат убил другого в попытке привлечь внимание Отца небесного?

Но ведь Надежда и ее муж относились к девочкам равно и, в отличие от библейских времен, не различали «жертву» по виду (напомню, если кто забыл: Каин обиделся, что его жертвование отвергается, а брата – принимается). Разумеется, библейские страсти не для наших дней, и «убийство» брата или сестры здесь упомянуто чисто фигурально, для обнажения остроты проблемы. Но ведь сама проблема остается! Существует она уже тысячи лет и, увы, от многих повторений в миллионах семей остроту свою не теряет.

Мой опыт

Сколько ни изучают эту беду ученые, универсального рецепта они дать не в состоянии – могу сказать это со всей ответственностью, ибо сама столкнулась с этой проблемой и в свое время изучила тонны трудов специалистов со всего мира. Увы, они всего лишь констатируют факты.

Приведу наиболее распространенную версию, специально не указывая автора, ибо в той или иной интерпретации все они пишут подобное: «Психологи обращают внимание... что в системе отношений преобладают, как правило, неоднозначные чувства. С одной стороны – ненависть, гнев, злость, желание получить реванш, а с другой – любовь, забота, сострадание и поддержка...». И такое повторяется из одного исследования в другое!

Впрочем, кое-что полезное я взяла и у них. Так, специалисты накопили большой фактический материал и выявили этапы развития сестринско-братских взаимоотношений. Для меня они были очень важны, так как позволили заранее определить время, когда родителям необходимо срочно принимать профилактические меры. К счастью, я узнала о них вовремя, и, на мой взгляд, в моей семье мне удалось предотвратить катастрофичное развитие ситуации.

Приведу для сведения некоторые, обычно последовательные фазы развития взаимоотношений:

  • 8–12 месяцев после рождения второго ребенка – время любопытства и желания познания «компаньона на площадке», когда мамы-папы любуются чудесными взаимоотношениями отпрысков.
  • «Время бури и нажима» – от года до двух. Младшие начинают ходить, портить игрушки, забирать внимание и любовь родителей. Первые признаки надвигающейся катастрофы, на мой взгляд, – оптимальное время для «точечного» воздействия на ситуацию.
  • С 2 до 4: в восприятии старшего брата или сестры младший ребенок становится грозным соперником, от которого нужно как-то избавиться: например, с помощью разжигания конфликтов (при условии выставления виновным «противной стороны»).
  • От 4 и старше: дух соперничества немного слабеет, но переходит в опасную фазу затяжного конфликта.

С разной степенью напряженности большинство семей проходят именно через эти стадии развития ситуации и преодолевают ее с разной степенью потерь. Судя по статистике, всего 10–15% могут надеяться на оптимальное разрешение проблемы и развитие между их детьми отношений любви, доверия, взаимопомощи.

У остальных дети сосуществуют в постоянном противодействии любви-ненависти. Да-да, сплошь и рядом мы видим ситуации, когда братья и сестры искренне любят друг друга и столь же искренне чувствуют друг к другу неприязнь. И выражают ее соответствующим образом.

Первое, на мой взгляд, что надо сделать в такой ситуации, – это искренне их пожалеть. Даже взрослому справиться в подобных обстоятельствах бывает неимоверно трудно. Что же говорить о детской психике? И вот тут уже от родителей требуется высший пилотаж. Приведу несколько универсальных, на мой взгляд, рецептов.

Не выступать в роли арбитра

Казалось бы, это так удобно для поддержания собственного авторитета: судить-рядить «сверху», выступать в каждом детском конфликте в качестве высшего начала.
Почему нет?
Напомню, в каждой стране самые большие претензии населения – к судебной системе. Ею недовольна как минимум половина из тех, кто хотя бы раз сталкивался с судопроизводством. Причина в том, что суды всегда выносят решения в пользу одной из сторон. Естественно, что вторая сторона всегда недовольна. В семье – то же самое. Вы судите – один из детей всегда ощущает несправедливость, даже если, на ваш взгляд, вы предельно объективны.

Дети должны учиться сами искать компромиссные решения. Я лично, когда ко мне прибегали с криками «А вот он…», «А вот она…», предлагала самим разобраться. Если не получалось, наказывала обеих лишением чего-нибудь приятного – игрушки раздора или мультика. Оба наказаны и тем самым объединены, пусть даже и неприятием действий «несправедливой» мамы.
Хуже всего, если семейный «высший арбитраж» приводит к появлению фаворита, пусть даже в ощущениях одного из детей. Действительно, нередко именно один из детей становится зачинщиком конфликтов. Если его все время за это наказывать или хотя бы выражать свое определенное мнение по этому поводу, «фаворитизм» в их ощущениях неизбежен.

Шантаж не проходит

Необходимо избегать возрастной «маркировки» по принципу «ты старше – уступи». Младшие быстро учатся шантажировать старших таким отношением со стороны взрослых. Мол, я нашалю, а все равно ты будешь
виноват, если я пожалуюсь.

Общие радости

Детям всегда надо четко показывать степень своей радости или недовольства их поведением. Особенно радости, ведь чаще всего мы воспитываем их на негативе: «Того не делай», «Сюда не суйся». Лучше, на мой взгляд, позитив типа «Какие вы у меня умницы, так вежливо играете и общаетесь!».

Исключить агрессию

Как бы ни раздражали детские ссоры, нельзя реагировать на них криком и агрессией. Это образец беспомощности и одновременно образец отрицательного поведения для малышей, а ведь они нам всегда подражают. Какие-то ссоры детей в семье всегда неизбежны, но дети должны иметь перед глазами пример приемлемого поведения в любых конфликтах. Позже он будет перенесен ими во взрослую жизнь.

Не сравнивать

Надеюсь, мне удалось добиться, чтобы жизнь моих детей не была наполнена завистью, ненавистью и желанием мести. Преобладают дружба, взаимопонимание и взаимная помощь. Хотя я четко отдаю себе отчет, что братья и сестры представляют друг для друга естественных конкурентов, и сам этот факт провоцирует их соперничество и ссоры. Нельзя усугублять – нельзя их сравнивать. Ни в чем. Скорее, важно подчеркивать их индивидуальность, убеждать, что они разные – и это очень хорошо.

Словами и прикосновениями

И, наконец, последнее «ноу-хау». Уж извините за такой термин, я не претендую на великие открытия, все это всего лишь мой личный результат, получившийся из анализа всего прочитанного и своего семейного опыта. Так вот, где-то я вычитала весьма точное наблюдение: «Биологическая потребность заставляет детей... обращаться за эмоциональной поддержкой к любому, кто окажется рядом...». В беспокойной, вечно торопливой, малосемейной атмосфере эта потребность крайне обостряется. И мама может сделать так, чтобы эта потребность и ответная поддержка была поделена между нею и всеми своими детьми. А подсказали мне, что делать, мои… собаки.

У нас было две эрдельки – мама и дочка. Взрослые, умные. Так вот, когда я гладила одну, вторая непременно вклинивалась, чтобы и ей доставалось хозяйской ласки, и бочком буквально отдавливала соперницу. У детей то же самое. Когда мама занимается с одним ребенком, другому хочется того же. Я стала приучать себя к модели поведения, которая впоследствии использовалась мною уже на автомате. Читаю младшей – поглаживаю другую, вожусь со старшей – посматриваю на младшую. Улыбаюсь ей, подмигиваю, прикасаюсь иногда – мол, я с тобой, а ты – с нами...

Вначале, признаюсь, было трудновато заставить себя не концентрировать все внимание именно на том ребенке, с которым занималась в данный момент. Но в итоге все же получилось, что любое действие с одной из дочурок автоматически распространялось и на другую. На мой взгляд, результат получился отличный. Теперь уже и дочки научились вот так неявно вовлекать друг друга и меня с мужем в любое свое деяние.

Очень надеюсь, что все вышесказанное поможет другим в организации взаимоотношений между детьми. А все сделанное поможет моей семье и в дальнейшем избегать конфликтов, обычных для братьев и сестер в миллионах семей по всему миру.

А что, вдруг получится?..

Тэги по теме:

Комментарии (0)

Возврат к списку

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ