Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Семья и общество

Презумпция добросовестности

3 минуты
118
(0)
21.06.2017

Автор

Марина Глебова

Марина Глебова

Тэги по теме:

Поделиться:

Источник фото: https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/sad-child-324431561?src=dIXgO2rWYoMcbTDhYVX8fg-1-57

«РПЦ разжигает», «ярко и вонюче они будут гореть в аду», «они одобрили бы и сажание на кол при Иване Грозном», и так далее и тому подобное. Визг – иного слова не подберешь.

Визг организован в лучших традициях информвойны. Примеры туттут и тут.

Именно такова реакция продвинутой общественности на недавнее заявление РПЦ по поводу физических наказаний в семье, вызванное новой редакцией ст. 116 УК РФ. Заявление большое и аргументированное. Но обсуждают из него чаще всего пару-тройку фраз, вырванных из контекста и призванных подтвердить, что РПЦ – главный источник современного мракобесия, вместо того, чтобы обратиться к сути.

Само заявление тут. Очень советую внимательно с ним ознакомиться – как минимум перед тем, как окончательно поверить, что главный постулат церкви – «любовное использование физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных самим богом прав родителей». Тем же, кому недосуг, предлагаю главные тезисы документа (в основном это прямые цитаты):

1. Новую редакцию статьи 116 УК РФ в народе уже называют «Законом о запрете воспитания». Она может привести к уголовному преследованию добросовестных родителей за любое, даже умеренное и разумное использование физических наказаний в воспитании детей.

2. Эта норма не имеет нравственных оправданий и юридических оснований, по своему содержанию направлена против семьи и принятого в российской культуре понимания прав родителей, дискриминационна.

3. Дети должны быть защищены от действительно преступных действий, кем бы они ни совершались. Но приравнивать к ним разумное и умеренное применение физических наказаний родителями нельзя.

4. Дискуссии о воспитательных наказаниях идут в нашем обществе уже несколько сотен лет. Вопрос о выборе методов воспитания детей, не причиняющих им какого-либо реального вреда, должен оставаться предметом подобных дискуссий и свободных решений родителей, а не принудительного законодательного регулирования.

5. Попытки искусственно сузить основополагающие права родителей под предлогом защиты неверно понимаемых прав детей – часть повсеместных нападений на семью и связанные с нею традиционные духовные и нравственные ценности. Эти нападения тесно связаны с радикальными антисемейными идеологиями, отрицающими саму богоданную природу человека и имеющими, с христианской точки зрения, откровенно сатанинский характер.

6. Уголовное наказание добросовестных родителей (до 2 лет лишения свободы) будет явно избыточным и несоразмерным, нанесет самому ребенку тяжкий и непоправимый вред. Потеря родителей на долгое время – настоящая травма, уж явно более глубокая, чем шлепок пониже спины.

7. Патриаршая комиссия считает неправильным и недопустимым криминализацию нормального родительского поведения и уголовное преследование применения тех методов воспитания, которые, не нанося какого-либо реального ущерба обществу и самим детям при разумном использовании, применялись на протяжении многих поколений, считались и считаются до сих пор социально приемлемыми в российском обществе.

8. Как законодатели, так и правоприменители имеют нравственную обязанность исходить в своих решениях и действиях из того, что родители действуют добросовестно и, принимая те или иные решения по вопросам воспитания, действуют, руководствуясь любовью и исходя из подлинных интересов своих детей, если иное не было надежно доказано судом.

И вот тут кроется, на мой взгляд, самое главное противоречие, которое не дает покоя умеренной и разумной части общества – в том числе церкви – и заставляет бороться против новой трактовки ст. 116 УК РФ. Государство уже давно ввело в правовое поле принцип добросовестности действий различных категорий граждан. Он закреплен даже в Гражданском кодексе РФ – альфе и омеге всего неуголовного судопроизводства и правоотношений.

Презумпция добросовестности – так это сейчас называется. Она предполагает заведомое признание за любым гражданином страны вполне субъективных критериев добрых нравов, доброй совести, разумности, справедливости... Судя по ст. 10 ГК РФ, п. 5, ни на одном лице не лежит бремя доказывания того обстоятельства, что его поведение было добросовестным, – указанный факт предполагается априори. Однако по новой норме УК РФ презумпция добросовестности родителей при выборе средств воспитания своих чад – предмет, который надо доказывать им самим.

Получается, какой-нибудь делец считается добросовестным, пока не доказано обратное, а родитель подозревается в заведомом вредительстве. Так что презумпция невиновности здесь тоже даже не ночевала. Выходит, родительская любовь здесь выступает отягчающим обстоятельством – тем самым, которое переводит гражданские правоотношения в уголовные?

Церковь «всего лишь» призывает поставить проблему физических наказаний с головы на ноги, то есть вернуть ее в поле нравственных исканий и дискуссий общества, как минимум – приравнять членов семьи к другим гражданам РФ. Недаром заявление патриаршей комиссии пронизано ссылками на обязательную умеренность и разумность действий родителей. И это важно не только для членов церкви, но и для всех граждан.

Призыв церкви пока не услышан. На мой взгляд, в основном благодаря визгам и передергиваниям, которыми многие участники информационной войны против церкви сознательно или нет заменяют содержательный разговор.

А он бы нам ох как не помешал.


Марина Глебова, журналист.

Тэги по теме:

Комментарии (0)

Возврат к списку

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ