Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Воспитание

Русская классика: учить иль не учить?

6 мин
227
(5)
11.09.17

Автор

Сергей Ачильдиев

Сергей Ачильдиев

Литератор

Тэги по теме:

Поделиться:

Источник фото: https://www.pexels.com/

Многие, в том числе родители, считают, что шедевры русской литературы XIX века школе не нужны. Мол, эти книги детям трудны и непонятны. Школьные и вузовские словесники уверены в обратном. Кто же прав?

Век нынешний и позапрошлый

Отдельные политики и думские депутаты, которые спят и видят, как бы всю литературу подогнать под гребенку госпатриотизма, утверждают, что терзания Раскольникова (убийцы), Нехлюдова (растлителя) и прочих подобных героев современным российским школьникам ни к чему. А отдельные неистовые ревнители православия выступают против произведений, очерняющих образы священнослужителей и проповедующих сексуальную распущенность.

Над всем этим можно было бы посмеяться, но другие, куда более многочисленные противники изучения в школе старой классики, высказывают по-настоящему серьезные претензии.

Почему, спрашивают они, за последние полвека, а то и больше школьная программа по литературе фактически никак не изменилась? И это несмотря на то, что у нас за это время появились другой общественный строй и другое государство.

Объясните, просят они, для чего подросткам изучать романы Льва Толстого и Федора Достоевского, если философию этих произведений и психологию их героев способны понять даже далеко не все взрослые? И как такое изучение может пригодиться современным молодым людям в нашем XXI веке?

Русская классика: учить иль не учить?

Источник фото: https://www.pexels.com/

Чем, задаются они вопросом, руководствовались наши ученые, отводя сегодня литературе XIX века намного больше учебных часов, чем литературе ХХ века? Возможно, писатели позапрошлого столетия были более талантливы, но ведь стихи и проза, в общем-то, об одних и тех же высоких и вечных проблемах бытия, так почему бы не обсуждать эти проблемы на примерах произведений классиков прошлого века, который детям ближе и понятнее?

Выгляните в окно, обращаются они к составителям школьной программы по литературе, – на дворе совсем другая эпоха!

Давным-давно нет крепостного права, помещиков и царя, который воспринимался как наместник Бога на земле.

Давно утвердились такие понятия, как права человека и гендерное равноправие. Теперь женятся почти всегда по любви (а раньше почти всегда по расчету). В интимные отношения вступают задолго до брака, и эти отношения далеко не всегда ведут к свадьбе. Разводы – не редкость. Женщины сплошь и рядом не сидят дома и не ведут домашнее хозяйство, они работают не меньше, а то и больше мужей. При этом зачастую являются руководителями, у которых в подчинении немало мужчин. Такие вещи, как дуэль, – анахронизм и дикость.

Современный человек имеет возможность воспринимать окружающую нас действительность не только с помощью книг. К его услугам телевидение, Интернет, набор средств мобильной коммуникации, автомобили, поезда и самолеты для путешествий в другие города и страны.

 В XXI веке совсем другие ценности и другие представления о жизни, чем те, которые существовали в веке XIX. Неудивительно, что сегодняшнему подростку осилить «Войну и мир» или «Идиота» так же трудно, как составителям школьных программ и учителям литературы – «Тилемахиду» Василия Тредиаковского.

Таким образом, у нас в XXI веке совсем другие ценности и другие представления о жизни, чем те, которые существовали в веке XIX. Неудивительно, что сегодняшнему подростку осилить «Войну и мир» или «Идиота» так же трудно, как составителям школьных программ и учителям литературы – поэму о странствиях Одиссея «Тилемахида» Тредиаковского, написанную еще в XVIII веке.

В целом – за, но на деле – против

А как сами школьники относятся к русской классике XIX века?

Русская классика: учить иль не учить?

Источник фото: https://www.pexels.com/

Половина из них считает эту литературу актуальной и, более того, видит в ней возможности для собственного развития. К такому выводу пришла Любовь Борусяк, доцент департамента интегрированных коммуникаций Научно-исследовательского университета Высшей школы экономики, на основании результатов социологического опроса старшеклассников, проведенного в разных городах России.

Вот конкретные показатели: 57% девушек и 44,4% юношей говорят, что классика всегда современна. У школьников даже есть любимые произведения. По опросу, на первых местах рейтинга – «Преступление и наказание» и «Отцы и дети».

 45% российских подростков уверены: классика устарела или частично устарела. 17% заявили, что регулярно знакомятся с книгами классиков по фильмам, аудиокнигам, спектаклям, а подчас и вовсе по брошюрам с кратким изложением содержания произведений. Еще 65% признались, что делают это иногда.

Однако не надо обольщаться. 45% российских подростков уверены: классика устарела или частично устарела. 17% заявили, что регулярно знакомятся с книгами классиков по фильмам, аудиокнигам, спектаклям, а подчас и вовсе по брошюрам с кратким изложением содержания произведений. Еще 65% признались, что делают это иногда.

Возьмусь утверждать, что на самом деле не читавших «Тараса Бульбу», «Бесприданницу», «Обломова», «Войну и мир», «Преступление и наказание» и другие творения корифеев нашей литературы гораздо больше, ведь все мы знаем, как школа с первого класса приучает детей быть в глазах взрослых пай-мальчиками и пай-девочками.

Впрочем, альтернативные варианты знакомства с шедеврами отечественной литературы страшны не сами по себе. Они понижают практически до нуля и без того невысокий уровень осмысления учениками шедевров классики. «Как показывают комментарии ко всем произведениям, – отмечает Любовь Борусяк, – 10- и 11-классники не умеют рефлексировать свои чувства и эмоции по отношению к литературным произведениям, не говоря уже о каком-то анализе их художественных особенностей».

Русская классика: учить иль не учить?

Источник фото: https://www.pexels.com/

Классики – современники

Школьные учителя и вузовские преподаватели, не колеблясь, готовы отстаивать русскую классику до последнего.

Лев Соболев, преподаватель литературы, заслуженный учитель России: «Конечно, «Война и мир» написан каждому «на вырост» – с годами при перечитывании человек понимает такие книги иначе, чем в 17 лет. Но… даже в сталинское тридцатилетие не заходил разговор о том, чтобы убрать из программы Льва Толстого. Какая же другая книга может сравниться своим патриотизмом с «Войной и миром»?

Надежда Шапиро, школьный преподаватель русского языка и литературы, преподаватель НИУ ВШЭ, учитель высшей категории: «Мне кажется, никто не выкинет ни Толстого, ни Достоевского. Даже если этих писателей исключат из экзаменационной программы, мы все равно будем говорить о них с учениками. Никто не может запретить учителю делать это».

 Устарели только бытовые реалии – фраки и шлафроки, кареты и брички, сабли и шпаги… А еще такие малопонятные нам различия между вашим сиятельством и вашим превосходительством, коллежским и надворным советником, князем, графом и бароном…

Мариэтта Чудакова, литературовед, доктор филологических наук: «Свою книгу для учителей-словесников «Литература в школе: читаем или проходим?» (то есть «проходим мимо») я писала для учителей, но ее, к моему приятному удивлению, активно покупают родители – такие, которые не хотят, чтоб их дети уподобились тем, кто не в силах воспринять русскую классику… В этой же книге объясняется, сколько минут урока литературы надо непременно тратить на чтение русской классики вслух – это сегодня единственно верный способ донести ее до школьника. А уж там классика наша сама за себя постоит и обнаружит свой огромный этический потенциал».

Соглашусь – хотя и не безоговорочно – с уважаемыми педагогами. Легче всего запретить, сократить, исключить… Как сказал бы один политический деятель прошлого, есть «Война и мир» – есть проблема, нет «Войны и мира» – нет проблемы. Гораздо труднее готовить таких учителей, которые способны сами понимать классику и говорить о ней. Не говоря уж о создании такой атмосферы в обществе, когда читать, в том числе классику, было бы престижно.

Вместе с тем полезно помнить, что нет на свете ничего вечного. Думаю, некоторые произведения из школьной программы все же имело бы смысл исключить. Во-первых, вещи, которые когда-то изучались в школе потому, что они соответствовали советским идеологическим штампам, – к примеру, «Кому на Руси жить хорошо» Николая Некрасова. Во-вторых, ранние, зачастую далеко не самые сильные произведения классиков – например, «Песню о соколе» Максима Горького. А в-третьих, и вправду малопонятные современным школьникам бытописания типа «Очерков бурсы» Николая Помяловского.

Но вот все рассуждения о том, будто классика XIX века безнадежно устарела и непонятна старшеклассникам, просто не выдерживают никакой критики.

Устарели только бытовые реалии – фраки и шлафроки, кареты и брички, сабли и шпаги… А еще такие малопонятные нам различия между вашим сиятельством и вашим превосходительством, коллежским и надворным советником, князем, графом и бароном…

Но самое-то главное – смысл российской жизни и менталитет нашего человека – не изменилось ни на йоту. Читайте внимательно.

Николай Карамзин: «Все народное ничто перед человеческим. Главное дело – быть людьми, а не славянами. Что хорошо для людей, то не может быть дурно для русских; и что англичане или немцы изобрели для пользы, выгоды человека, то мое, ибо я человек!»

Николай Гоголь: «Иной и почтенный, и государственный даже человек, а на деле выходит совершенная Коробочка. Как зарубил что себе в голову, так уж ничем его не пересилишь».

Николай Некрасов: «Народ освобожден, но счастлив ли народ?»

Михаил Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют...»

Максим Горький: «У нас, главное, было бы о чем поболтать, а жить всячески можно, хоть на кол посади – живут!»

…Разве все это и многое другое не про нас, нынешних?

И ведь всегда как точно! Вот, к примеру, классическое чеховское о том, как герой «по капле выдавливает из себя раба». Обратите внимание: не привычными на Руси емкостями – рюмками, стопками, стаканами, а по капле. Почему вдруг? Да потому, что тут гораздо важнее не результат, а процесс – процесс обретения рабом свободы.

Ну а что касается глубины чувств, внутреннего психологизма и, как писал Лев Толстой, «скрытой теплоты патриотизма» – русской классике вообще нет равных в мире. Неслучайно на протяжении всего ХХ века зарубежная проза Европы и обеих Америк во многом прирастала именно русской литературой XIX века.

«Построить человеческое общество на всем том, о чем рассказал Достоевский, невозможно, – сказал выдающийся английский поэт Уистен Оден. – Но общество, которое забудет то, о чем он рассказал, недостойно называться человеческим»…


P. S. Мое мнение – не догма. И у вас, наверное, своя точка зрения на школьную программу по литературе. За сим прошу ответить, какие произведения лично вы считаете спорными. На основании ваших предложений мы составим рейтинг наименее актуальных произведений школьной программы.


Тэги по теме:

Комментарии (5)

23.09.2017

Интересно, а почему действительно все 50 лет ( или более) проходят одни и те же произведения? Неужели больше нет настоящих писателей?

Ответить Добавить ответ
23.09.2017

Да, ДОСТОЕВСКОГО ДО СИХ ПОР НЕ ПОНИМАЮ...

Ответить Добавить ответ
23.09.2017

Эпоха другая, проблемы те же!

Ответить Добавить ответ
23.09.2017

Читать стали меньше, подростки лучше посмотрят фильм по произведению классика.

Ответить Добавить ответ
23.09.2017

"Тараса Бульбу " не читала, каюсь!

Ответить Добавить ответ

Возврат к списку

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подписка на самое интересное

Подписка на самое интересное

Мы отбираем для вас все самое лучшее :)