Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Семья и общество

Что такое детство

4 минуты
57
(1)
07.06.2017

Автор

Елизавета Зорина

Елизавета Зорина

Тэги по теме:

Поделиться:

Число семей, которые нанимают репетиторов своим детям, за последние три года снизилось в два раза.

Куда уходит детство?

«Куда уходит детство?» – вопрос риторический и в наши дни банальный. Отчего-то не спрашивают, когда и откуда пришло детство. А спросить стоило бы, ведь детство, каким мы его видим и понимаем сейчас, – в сущности, изобретение ХХ века.

До того ребенка, едва выбравшегося из пеленок, воспринимали, как маленького взрослого. Неумелого, неловкого, слабого, а значит, менее полезного, чем настоящий большой взрослый человек. Концепция детства в современном понимании начала формироваться каких-то 300 лет назад в прогрессивной Европе. Но еще два столетия дети, если не все, то очень и очень многие, в сущности, знать не знали, что такое «детство». Начиналось все еще хуже – с инфантицида. От неправильных или ненужных детей попросту избавлялись.

Все знают про спартанцев, которые якобы сбрасывали хилых или больных младенцев со скалы, чтобы не засорять общество и не портить породу. Ту самую скалу археологи до сих пор не нашли. Это не доказывает, что ущербных и нежеланных детишек древние греки вообще и спартанцы в частности не убивали сразу после рождения. По крайней мере, Платон и Гиппократ считали такую практику весьма и весьма полезной. Ученик Платона Аристотель пошел дальше учителя и полагал, что нежеланный плод следует вытравлять еще до того, как в нем заметна будет жизнь. По сути, великий философ одобрял аборты.

В Аравии вплоть до прихода ислама процветал обычай в трудные времена закапывать в землю новорожденных девочек, как менее полезных в будущем членов племени.


Точно известно, что судьбу пятидневного младенца в Риме решал отец, и если папаша по каким-то причинам не брал на руки положенного к его ногам ребеночка, то деточку убивали или выкидывали. Подберет кто-нибудь – хорошо, нет – значит, так угодно богам. Обычай не стоит объяснять особой кровожадностью древних римлян, нечто подобное проделывали повсеместно: от младенцев избавлялись и аборигены Австралии, и обитатели Исландии, и эскимосы Америки, особенно в голодное время. 

В Аравии вплоть до прихода ислама процветал обычай в трудные времена закапывать в землю новорожденных девочек, как менее полезных в будущем членов племени. Собственно, уголовным преступлением детоубийство признали в Европе только в 318 году, при императоре Константине, сделавшим христианство государственной религией Римской империи.

Детство в дело

С приходом христианства инфантицид стал деянием социально осуждаемым, но отнюдь не ушел в прошлое.


К здоровью и жизни детей относились спокойно и безразлично. Представления о гигиене были весьма приблизительные, кормили детей скверно, считалось, что по определению маленькому надо меньше, чем большому. Смерть потомства принимали философски, по принципу «Бог дал – бог взял». Стоит ли удивляться, что не только в мрачное Средневековье, но и после изобретения паровоза и телефона выживало 30–50% детей. В семье будущего нобелевского лауреата Ивана Петровича Павлова статистика была стандартная. Из десяти его братьев и сестер пятеро умерли в раннем детстве. Это уже вторая половина ХIХ века.


Детство никто не считал особым и важным этапом жизни, формирующим личность. Научившись ходить, младенцы немедленно становились взрослыми.


Французский ученый Арьес изучил изображения детей на старинных картинах, гравюрах, надгробиях и пришел к выводу, что вплоть до ХVII века детей воспринимали, как миниатюрных взрослых.


Да и потом тоже. Достаточно в Эрмитаже посмотреть на портрет трехлетней царевны Елизаветы, дочери Петра I, кисти Никитина. Пышный парадный костюм: взрослое тяжелое платье с большим декольте, горностаевая мантия, высокая напудренная дамская прическа. Так наряжали принцесс и принцев по всей Европе. И остальных детей тоже одевали, как взрослых. Само понятие «детская одежда» появилось лишь в ХIХ веке в чопорной Британии.


Детей не только одевали по-взрослому, но и относились соответственно. Ребенок не считался центром родительской вселенной. Социальная норма позволяла отдавать малышей на сторону: кормилицам или в монастырь – на воспитание, родичам или соседям – в услужение, мастерам – в обучение.

Пороли того же Людовика ХIII точно так же, как всех остальных французских и не только французских детей – как сидорову козу.

Чуть научившееся ходить дитятко родители всех сословий приспосабливали к посильной работе: пасти гусей, полоть огород, месить глину, скоблить кожу и что угодно еще. За семейным столом дети должны были прислуживать взрослым. Исключения не делали даже для наследников престола. Едва отлучив от кормилицы, будущего Людовика ХIII научили подавать папе-королю салфетку, в три года мальчик не только прислуживал отцу за ужином, но и пробовал все мясные блюда (хочется верить, что не на предмет наличия или отсутствия яда). Веселый король Генрих IV как-то брякнул: «Я господин, а Вы мой слуга». Мальчик королевской крови поначалу разгневался, но вскоре научился правильно отвечать на вопрос: «Кто Вы?» – «Папин слуга». Прислуживать папе дофину приходилось не только за столом, но и в спальне: в качестве лакея принц раздевал короля. А ведь уже позади эпоха Возрождения, на пороге век Просвещения.


Пороли того же Людовика ХIII точно так же, как всех остальных французских и не только французских детей – как сидорову козу. Заботливый папа-король писал гувернантке дофина: «Я недоволен Вами за то, что Вы не сообщили, выпороли ли Вы моего сына. Я желаю и приказываю Вам пороть его всякий раз, когда он упрямится или делает что-либо дурное, зная по собственному опыту, что нет ничего полезнее. Меня самого в его возрасте здорово пороли, и мне это пошло на пользу, поэтому я желаю, чтобы Вы это делали и довели до него мои слова». «Розгой ребенка не испортишь» – этот девиз признавали правильным по всей Европе. Только 300 лет назад заговорили, что пороть надо разумно, без азарта и членовредительства.


Детей жестоко наказывали за проказы, упрямство, непослушание, лень. Того же маленького Людовика могли выпороть за то, что ударил ракеткой лакея во время игры в мяч, бросил шахматную фигуру в голову партнеру, который указал на неверный ход…

Капитализированная кровь детей

Детей физически наказывали повсеместно и жестоко вплоть до ХIХ века, а кое-где – и до ХХ.
Детей отдавали работать с малолетства.


В Англии о том, что детям негоже вкалывать на заводах и фабриках по 16 часов в день, задумались лишь в ХIХ веке, примерно тогда же, когда в моду вошли матроски, как вид детского платья.

Многие не помнящие родства капиталы, функционирующие в Соединенных Штатах, представляют собой лишь вчера капитализированную в Англии кровь детей.

Но еще в начале ХХ века минимум пятую часть британского пролетариата составляли мальчики 10–14 лет. Как писал Карл Маркс: «Многие не помнящие родства капиталы, функционирующие в Соединенных Штатах, представляют собой лишь вчера капитализированную в Англии кровь детей».


Убивали, били, калечили, нещадно эксплуатировали. Еще 100 лет назад большинству взрослых вопрос «Куда уходит детство?» показался бы странным и никчемным. Детство, в современном понимании этого слова, к ним и не приходило.


Тэги по теме:

Комментарии (1)

Екатерина06.10.2017

Вот почему раньше и рожали по столько детей, ведь половина все равно не выживала! Да и отношение к ним было весьма прохладное, никаких сюсюканий! В общем, суровые времена - суровые отношения. Да даже мы, дети послевоенных лет, тоже воспитывались строго и не слышали от своих родителей слов "я тебя люблю", "ты мой любимый ребенок" !

Ответить Добавить ответ