Вход на сайт
Вход на сайт
Регистрация
или
register
Регистрация кабинета психолога
Доступ только для профессионалов. Подтвердите свой статус копией диплома или зачетной книжки медицинского вуза.
    Добавить файл

    register
    Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
    Семья и общество

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Автор
    Татьяна Хмельник
    Татьяна Хмельник
    Публицист
    Подписка на автора

    Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
    В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

    подписаться
    7 марта 21 в 11:00
    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    В деревне под Наро-Фоминском живёт семья – мать и четверо детей, а при них ещё много зверей, главный из которых – Серый Волк, суровая и преданная дворняга.

    До Москвы здесь не так чтобы далеко, но ехать приходится, чтобы сходить в Третьяковскую галерею, побродить по центру города. Ещё осенью детей было двое, и они жили с матерью в самой Москве.

    Романтика северного сияния

    Осенью у Елены Бекетовой были только Ксюша и Денис, есть ещё старший Костя, но он уже почти взрослый и живёт отдельно. Однако к зиме в семье планировалось пополнение, а оно в двухкомнатной московской квартире не помещалось. Поэтому женщина продала квартиру и купила дом в деревне, чтобы места хватило всем, включая любимых животных. И отправилась за пополнением. За ним надо было лететь из Москвы в Норильск, а оттуда – в посёлок Дудинку, столицу Таймыра, где в детском доме «Ромашка» Елену ждали братья Сергей и Антон. Как в своё время там же ждала Ксюша, а потом – её младший брат Денис.

    Все четверо детей Елены – жертвы пьяных родителей, чудом выжившие в нечеловеческих условиях абсолютно деградировавших семей.

    Елена – кандидат психологических наук, работает в школе, а её приёмные дети – двое долган и двое нганасан.

    Это такие совсем маленькие народы, живущие на Таймыре и считающиеся вымирающими. Немалую роль в вымирании сыграл алкоголь, который действует на северян значительно сильнее, чем на других людей. Все четверо детей Елены –жертвы пьяных родителей, чудом выжившие в нечеловеческих условиях абсолютно деградировавших семей. Но без приёмной матери, забравшей их в Москву, они вынуждены были бы оставаться в детском доме до взросления. Причина банальная и страшная: из двух таймырских детских домов детей берут редко, но если берут – то только «беленьких», европеоидной внешности, потому что в качестве усыновителей выступают практически одни русские. Местные северяне своих сирот не берут, потому что многие сами выросли в интернатах, куда сгоняли детей кочевников из тундры, и необходимость семьи для них неочевидна.

    Кровных детей у Елены нет, и она всегда хотела приёмных – чтобы спасти хоть чью-нибудь жизнь от сиротства. Она долго мечтала об усыновлении и, наконец, решилась. А почему северяне? Потому что она в школьные годы прочитала о Севере всё, что могла, – от Юрия Рытхэу до малоизвестных авторов. Бредила Севером – хотела быть просветителем северных народов, учителем в маленькой школе посреди тундры. Всё не складывалось. А тут – сложилось.

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Мама с неба

    Первой у Елены появилась Ксюша. Она родилась в семье, где мать не просыхала, а «отцы» менялись так часто, что их было не запомнить. Девочку забрали в детский дом, где она показала свои неплохие умственные способности, уравновешенный и серьёзный характер, а главное – ласковую доброту к людям. Самым любимым её занятием стало чтение, она прочла все книги для её возраста, которые имелись в детском доме, но больше всего её трогали рассказы о сиротах, ищущих мать. Она мечтала о маме.

     Когда я забирала Ксюшу на самолет в 4 утра, она стояла под дверью мальчишечьей спальни и просила разбудить Серёжку, чтобы проститься с ним. Накануне он подарил ей на память свое фото.

    Елена рассказывает:

    – А я, за тысячи километров от Ксюши, ничего о ней ещё не зная, тоже мечтала, но у меня были возможности осуществить свою мечту. Получив на руки документы о праве на усыновление, обзвонила органы опеки Крайнего Севера и расспросила о детях. И спросила, нет ли у них очень доброго ребёнка. Конечно, мне тут же рассказали о Ксюше – доброй, ласковой и серьёзной, читающей много книг. И Ксюшин шанс на маму из нуля мгновенно превратился в 100%. Вопреки скучному здравому смыслу. Я послала на Ксюшу свои документы, увидев её только на фото и прочтя короткую характеристику. Мама явилась за ней в буквальном смысле с неба – прилетела на «боинге». И забрала в другой мир, в другую жизнь – из заснеженной тундры прямо в весеннюю Москву.

    Вторым ребёнком Елены стал Денис, брат Ксюши. Когда он родился, их кровная мать спилась окончательно, и маленькая сестра сама нянчила его, как умела, – кормила и пеленала, пока мамаша валялась пьяной. Иногда мать уходила и бросала детей одних, голодных и грязных, в квартире, забитой тараканами. Мебели не было – спали на грязных матрасах на полу. Однажды мать ушла совсем. Почти без еды дети продержались две недели. Ксюша попыталась сварить найденный рис, но не сумела зажечь плиту. Нашли и съели сухие макароны. Потом соседи вызвали полицию, и детей забрали в больницу. «Полицейский был такой добрый, – рассказывала потом Ксюша, – он дал нам молочка!» К этому моменту Ксюше было лет семь, а Денису около четырёх. Но девочку отправили в детский дом, а мальчика забрал его родной отец и куда-то увёз.

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Мальчик стал дикарём

    Когда Елена с Ксюшей решили взять в свою семью второго ребёнка, девочка попросила найти ей кого-нибудь помладше – вместо Дениски. Но почему вместо? Стали искать мальчика. Оказалось, что его только что изъяли из семьи и поместили в Ксюшин «родной» детдом. Слетать на далекий Таймыр во второй раз было для Елены уже делом техники. Несколько месяцев ушло на формальности и сбор денег на эту поездку.

    Дениска привык к жёсткой иерархии дикой стаи, где командует тот, кто может сильнее ударить.

    Но то, что она увидела, повергло её в ужас:

    – Во что превратился мальчик за те пять лет, которые он провёл у отца! Беспробудное пьянство, открытый разврат и жестокие побои – вот и всё, что видел ребёнок. Сожительница отца, устав от его пьянства, выгнала его и Дениса из своей квартиры, хотя была по-своему доброй женщиной – к ней потом прибегал мальчик хоть немного поесть. Часто по ночам Денис один бродил по улицам, пока отец пил у очередного собутыльника. Мальчик озлобился, начал воровать, курить и проводить время в компании таких же «трудных» (а на самом деле брошенных и глубоко несчастных) детей и подростков. Так и не научившись читать, не видя ни в какой форме нормальной человеческой жизни, он рос дикарём, чуждым всяким формам человеческой культуры. Как меня отговаривали его брать сотрудники опеки, уверяя, что я сломаю жизнь себе и Ксюше!

    Полгода нам с Ксюшей было очень трудно. Но не легче было и самому Денису. Всё для него было ново и непонятно – от требования чистить зубы и мыть руки до запрета брать чужое. Он привык к жёсткой иерархии дикой стаи, где командует тот, кто может сильнее ударить. Отсутствие физических наказаний он воспринимал как признак слабости и сигнал к неподчинению. Полгода он воровал, дрался и крушил всё вокруг. А перед сном клал голову мне на колени и, как малыш, просил поиграть с ним в «ладушки» и «сороку-сороку». И взять на ручки. И рассказать сказку. У него этого просто никогда в жизни не было.

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Золотое сердце хулигана

    Любовь и доброта победили – Дениска превратился в доверчивого, трогательного ребенка с золотым сердцем. Это был тот самый Денис, по которому тосковала его сестра. Но на Таймыре остался лучший друг девочки – Серёжа...

    Детский дом спас их от возможной голодной и холодной смерти, но я спасла от детского дома – потому что всем нужна семья. 

    Елена вспоминает:

    – Когда я забирала Ксюшу на самолет в 4 утра, она стояла под дверью мальчишечьей спальни и просила разбудить Серёжку, чтобы проститься с ним. Накануне он подарил ей на память своё фото. Когда я прилетела за Денисом, Серёжа грустно смотрел на фотографию повзрослевшей Ксюши у меня в телефоне. В день нашего отъезда он ужасно расстроился и загрустил. «У Ксюши и Дениса теперь мама, – читала я на его лице. – Куда уж мне теперь до них, детдомовскому сироте?!»

    Ксюша рассказала мне потом трогательную историю, как в летнем лагере ребятам раздали для ухода улиток. Ксюша с Серёжей договорились, что их улитки будут «парой». Однако Ксюшину улитку кто-то по неосторожности раздавил, а на следующий день умерла и Серёжина. Дети увидели в этом некий смысл, означающий неразрывность их дружбы. Я узнала, что невольно разлучила их. И тогда решила взять Серёжу в нашу семью. Тут оказалось, что у него есть младший брат, Антон. Разумеется, я решила взять обоих. Однако в детском доме вначале подумали, что я хочу взять одного лишь Серёжу. И начали из самых благих намерений уговаривать его написать согласие на разлучение с братом. Мальчик заметался: с одной стороны – мама, Ксюша и Москва, с другой – долг перед младшим, Антоном! И 13-летний подросток нашёл в себе силы благородно отказаться от семьи, чтобы не оставить брата одного... Я в ужасе позвонила в детдом: «Перестаньте терзать ребёнка! Я подаю документы на обоих». Теперь Серёжа и Антон со мной. У них тоже нелёгкая судьба, тоже сложные характеры, но я не опускаю руки. Любовь всё вылечит!

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Конечно, эти дети вовсе не носители культуры Севера. Ну, по крайней мере, не больше, чем мои московские школьники из пьющих семей – носители культуры Пушкина и Толстого. Им в детдоме рассказывают о культуре Севера. Но она им не интересна, хотя принадлежность к определённому этносу для них имеет значение. Их мечта – цивилизация. Даже сама идея оформить наш дом в этностиле вызвала резкое отрицание. Они не хотят в чумы. Хотят в МГУ, хотят в Большой театр ходить, они же в школу только в детском доме ходили, мира не видели. 

    Ну а от меня у них – постоянное погружение в атмосферу помощи несчастным людям. Ксюша хочет стать психиатром и открыть причину шизофрении. Денис хочет стать пожарным, спасать людей. Сергей – директором детдома на Таймыре. Только вот Антон ещё не определился. Когда они вырастут, они сами решат, хотят ли они остаться в Москве или вернуться на Север, но главное – что они совершенно точно будут хорошими людьми. Детский дом спас их от возможной голодной и холодной смерти, но я спасла от детского дома – потому что всем нужна семья.  

    Дети Севера. Пусть мама услышит...

    Фото из личного архива героини.

    Помощь Беременным женщинам и мамам

    Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

    8 800 222 05 45
    Все статьи
    Мы освещаем все аспекты жизни

    Свежее в разделе

    Все статьи

    Топ авторов раздела

    Все авторы

    Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

    Василий Худолеев О проекте
    Самые свежие новости из жизни города и не только
    Интересные статьи
    Ещё статьи
    Внимание!

    Закрыть