Вход на сайт

Регистрация

или

register
Нет хамству! Рейтинг врачей и женских консультаций
Воспитание

Кем выросли мои удочерённые сёстры?

Кем выросли мои удочерённые сёстры?

Изображение Free-Photos с сайта Pixabay

Я часто слышу о том, что усыновлённые дети из неблагополучных семей вырастают преступниками, наркоманами или алкоголиками. Что усыновлять и воспитывать чужого ребёнка смысла нет. Что гены определяют поведение и сознание, и будущее любого человека уже “запрограммировано” с детства в его ДНК. Всё это полная чушь.

У меня есть три сестры, из которых только одна родная. Две другие, младшие – удочерённые, они родились и прожили первые 10 лет своей жизни в неблагополучной семье. В семье алкоголиков, в атмосфере насилия, ненависти и страха. Казалось, что 10 лет жизни в такой семье должны были оставить непоправимый отпечаток на девочках. Но это не так. Начну по порядку.

12 июня 2000 года. Двум сестричкам, Ирине и Алёне, по 10 лет. Они родились и росли в крайне неблагополучной семье в деревне под Псковом. Когда мать после алкогольного отравления в очередной раз попала в больницу, девочек отправили в детский дом. Они туда попали не впервые, но каждый раз, благодаря поддержке родной бабушки, им удавалось вернуться к родителям.

Наверно, это был их 10-й или 12-й раз в детском доме. Их там все знали, знали горе-родителей, знали любящую старенькую бабушку. Однако условия в самом детском доме были такие, что воспитатели каждый раз соглашались вернуть девочек родителям. И каждый раз зря. Отец продолжал пить и бить, мать продолжала пить и терпеть. Девочек спасал только авторитет бабушки.

Однако бабушка была очень старая, поэтому не могла сама воспитывать девочек. Она постоянно приходила в гости, кормила детей и проверяла, чтобы у них не было синяков. Сначала бабушка приходила несколько раз в день, затем стала наведываться раз в несколько дней, а после и вовсе заболела и слегла. В этот раз, когда сестрички попали в детдом, бабушка не смогла их проведать, а через пару дней умерла.

Весть о кончине любимой бабули быстро долетела до детдома. Девочкам вместе с воспитателями разрешили сходить на похороны бабушки. На кладбище девочки встретили своих родителей. Это был последний раз, когда Ира и Алёна видели своих маму и папу.

После смерти бабушки девочки остались в псковском детском доме. Забирать их оттуда уже никто не собирался. Они прожили там около семи месяцев, после чего на них обратила внимание немолодая пара, мои родители. Они влюбились в девочек и решились на усыновление. Сначала Ира и Алёна приходили к нам в гости, а затем и вовсе переехали жить на постоянку.

Документы были оформлены всего за пару недель, девочкам выделили отдельную комнату – мы жили в частном доме на окраине Пскова. Несколько месяцев ушло на то, чтобы привыкнуть, и уже новый, 2001 год, мы встречали вместе. Сначала девочки были очень скрытны. Они общались только друг с другом, ели мало, от сладостей и других угощений отказывались. Стеснялись всех: нас, старших девочек, маму и особенно нашего папу, большого мужчину с усами, бывшего спортсмена. Наверно, подсознательно боялись.

Первое время казалось, что девочки очень милые и честные. Однако за их стеснением скрывалась не порядочность, а распущенность. Девочки сначала ходили в старую школу и довольно надолго задерживались после уроков. Вскоре выяснилось, что они пропускают часть занятий, а после школы гуляют со своими детдомовскими друзьями, курят и бегают вокруг железнодорожной станции.

Кем выросли мои удочерённые сёстры?

Изображение Jess Foami с сайта Pixabay

Перед родителями встал вопрос: как оградить сестёр от общения со своими старыми приятелями и ограничить пагубное влияние детского дома? Ведь нельзя было просто запретить им встречаться с друзьями и контролировать каждый их шаг. Нужно было поступать более деликатно.

После долгих раздумий и нескольких звонков старым воспитателям было решено действовать медленно и осторожно. Девочки продолжили учиться в старой школе, а за их успеваемостью особо не наблюдали. В то же время родители приложили максимум усилий, чтобы занять девчонок после окончания занятий.

Родители старались раньше освободиться с работы, иногда брали отгул, чтобы после уроков сводить девочек хоть куда-нибудь: в кафе, в кино или в гости к родственникам. Были подняты на уши бабушки и тёти. Ближе к зиме детей записали на плавание, занятия они посещали дважды в неделю. Как только девочкам понравилось ходить в бассейн, мама открыла для них тайну, что с нового учебного года они будут учиться в этой школе, куда сейчас ходят на спортивные занятия. Тем временем родители не отказывали девочкам в свиданиях со старыми друзьями и старались не замечать запах дыма на их школьной одежде.

Так наступило лето. Девочки окончили школу на тройки, и мы все вместе уехали к бабушке на дачу. Тут-то мы окончательно с ними подружились и провели незабываемые каникулы. Весело копали грядки и ходили по утрам в соседнее село за свежим молоком. В тёплые дни мы купались и много общались о новой школе, куда сестрички должны были пойти в 6 класс. Мы уже учились в этой школе и были уже в 9 и 11 классах, поэтому знали многих учителей и рассказывали шутки о каждом из них.

Первого сентября мы все пошли в одну школу. Первое время сёстры сильно отличались от своих одноклассниц. Сестрички опять начали курить и даже умудрялись прогуливать русский язык или грубо нахамить математичке. Но в целом за год жизни с нами они сильно изменились. Иру и Алёну посадили за разные парты, учителя старались давать им различные задачи в качестве домашнего задания. Вскоре у них появились разные подружки, и к концу года сёстры слились со своим классом.

Прошло пару лет, и практически все в классе ожидаемо начали выпивать и курить. Сёстры ненадолго опять вспомнили о своей тяге к табаку. На этот раз родители действовали жёстче. Девочек ругали за запах дыма, объясняли, что они и так уже накурились в своём детстве. Впрочем, класс был довольно порядочным, и дети быстро завязали со своей пагубной привычкой. Сестрички пошли по примеру одноклассниц, и запах дыма к 10 классу на одежде бесследно пропал.

Интересно было отношение девочек к спиртному. Несмотря на свои «алкогольные гены» по обоим родителям, девочки никогда не были подвержены сколько-нибудь сильной алкогольной зависимости. Ира ближе к совершеннолетию выпивала и пару раз приходила домой пьяная. Но мы в её возрасте пили больше и чаще, правда, умели скрывать свои пристрастия от родителей. К слову, мама за алкоголь особо не ругала, только просила нас и сестричек научиться пить так, чтобы ей не было стыдно перед соседями.

А вот Алёну мы видели в сильно нетрезвом виде всего один раз – на Новый год, когда она ушла гулять со своим бывшим парнем и у них, так сказать, вечер не удался. Общались мы с Алёной близко, поэтому я могу точно сказать, что она вообще почти не пила. Мама объясняла это тем, что у Алёны выработался инстинкт отвращения к алкоголю. Видя, как спиртное уничтожило их родителей, видимо, Алёна подсознательно ещё в те годы решила для себя, что пить она никогда не будет. Впрочем, мы с Алёной уверены, что дело в другом. Просто, как говорится, алкоголь ей не зашёл.

Кем выросли мои удочерённые сёстры?

Изображение Dayron Villaverde с сайта Pixabay

Так или иначе девочки в новой школе быстро социализировались. Ира проучилась здесь с 7 по 9 класс, после чего уехала получать среднее профессиональное образование в Новгород. Алёна также доучилась до 9 класса, потом перевелась в гимназию, где отучилась ещё два года. После окончания школы Алёна поехала учиться на врача в Петербург. Жизненные пути некогда неразделимых сестричек разошлись.

Ира после окончания училища осталась в Новгороде, где живёт со своим парнем уже пять лет. Ира всегда была более замкнутой в себе девочкой, поэтому о подробностях её жизни мы знаем мало. Раз в несколько месяцев она приезжает со своим кавалером в Псков, остаётся на пару ночей и мило беседует с родителями. Благодарит за неоценимую помощь, но о своих планах на жизнь старается не рассказывать. Алёна утверждает, что у неё всё хорошо.

Сама Алёна бывает в Пскове гораздо реже. Зато звонит маме каждый день. Алёна сидит в декрете, у неё уже второй ребёнок, старшего скоро отправлять в первый класс. Муж Алёны, как и она сама, практически не пьёт. Я изредка встречаюсь с её семьёй. Если бы не знал Алёну лично, то никогда бы не подумал, что первые 10 лет она провела в чудовищных условиях.

Иногда мы общаемся с Алёной на тему её родных родителей. Как уже было сказано, Алёна куда более открыта, чем Ира. Алёна уверена, что им с сестрой наверняка достались какие-то гены от мамы и папы. В частности, Алёна признаётся, что страдает от некой зависимости. Но не от алкоголя, а близких людей. Ей всегда было тяжело расставаться с парнями, а сейчас она целыми днями только и ждёт возвращения мужа с работы. Каждый день Алёна с трудом провожает ребёнка в садик и переживает за то, как её первенец пойдёт в школу. Жизнь без семьи она не представляет.

Алёна уверена, что от таких же проблем страдает и Ира, просто из-за замкнутости нам этого не понять. Ира большую часть нерабочего времени проводит с любимым парнем и редко выезжает из Новгорода без него. Возможно, это некая наследственная особенность, которая была у кого-то из родителей и передалась девочкам. Однако если родители не смогли справиться со своими проблемами и вышли на неверный жизненный путь, то девочкам, благодаря воспитанию, удалось пройти мимо этой опасной дорожки.

Благодаря воспитанию и окружению их зависимость не оказалась настолько критической и они смогли направить её в более естественное русло – в семью и близких людей. Впрочем, обе девушки ещё молодые, поэтому как сложится их судьба в дальнейшем, особенно у Иры, покажет время.


Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

8 800 222 05 45

Мы освещаем все аспекты жизни

Свежее в разделе

Все статьи

Топ авторов раздела

Все авторы

Повышение рождаемости и экономия бюджета страны

Василий Худолеев О проекте

Самые свежие новости из жизни города и не только

Интерсные статьи читайте на Аист

Внимание!

Закрыть