Вход на сайт

Регистрация

или

register
Рассказ

Обе дочки у мамы любимые, но одна – любимее

4 мин
6490
(5)
09.11.18

Автор

Сергей Ачильдиев

Сергей Ачильдиев

Литератор

Теги по теме:

Поделиться:

Источник фото: shutterstock.com

Эта коллизия тихо, скрытно тлела почти полвека. А потом выросла в скандал, грозящий рассорить мать и её дочерей навсегда. И кто тут виноват? И что делать?..

Зина: «Я всю жизнь таскаю это чувство, как горб»

Я у мамы старшая. Вика младше меня на пять лет.

В детстве мы жили в комнате в коммуналке. Если это вообще можно было назвать комнатой. Закуток в 15 квадратных метров, вытянутый кишкой от двери до узкого окна, упирающегося в слепую стену напротив. С одного боку – двое алкашей, муж с женой, которые вечно орали матом друг на дружку. А с другого – кухня, со всеми её запахами, интригами и сварами.

А мама и такому жилью была несказанно рада. Ещё бы: свой угол да вдобавок в самом центре Ленинграда, на Разъезжей. До этого-то она жила в общаге своей ткацкой фабрики, ещё раньше – с родителями на Псковщине, там вообще был деревянный барак с сортиром на улице.

Эту комнату ей дали как матери-одиночке. Если называть вещи своими именами – благодаря мне. Больше вам скажу: отказалась бы от меня ещё в роддоме, так бы и осталась в общаге. Как она сама говорила, «койка в третьем ряду».

Обычное, в общем, дело: обещал жениться, она забеременела, а он передумал. Так я и родилась. Я своего родного отца никогда не видела, да и желания такого не было.

Мама, конечно, из-за меня сильно комплексовала. Ещё полтора десятка лет прошло после войны: женщин было много, а мужиков мало. Но она была красивая, вышла замуж, а там и Вика родилась. Про папу ничего плохого не скажу: работящий, тихий, заботливый. Он работал мастером на маминой фабрике, в соседнем цеху. Папа умер десять лет назад, но я его всегда звала папой и сейчас мысленно так зову.

А мама… мама, в общем-то, у нас хорошая. Она нам всегда всё давала поровну, но сперва Вике, а потом уж мне. Никогда не было, чтобы наоборот. Будь то ложка варенья или новые туфли. Я всё понимаю: так уж вышло, что я была нежеланным ребёнком, а Вика – желанным. Но сердцу детскому не прикажешь видеть и молчать.

Короче, я ещё в седьмом классе решила, что чем раньше уйду из этой комнаты-склепа и стану жить самостоятельно, тем лучше. Училась изо всех сил, школу окончила с золотой медалью и поступила в Московский институт народного хозяйства (Плехановку) на экономический. Специально в Москву, чтобы получить место в общежитии.

В середине восьмидесятых вышла замуж. Муж в начале девяностых занялся бизнесом, я ему помогала. Но в 1998-м в результате дефолта он почти всё потерял, и у него на этой почве произошёл тяжёлый инсульт. А через неделю я родила сына, он скоро окончит университет. Одна, с мужем-инвалидом и грудным ребёнком, я уже подняться не смогла. Все деньги, сколько оставались, ушли. Муж через шесть лет умер. Теперь работаю по найму.

Когда у меня начались все эти несчастья, мама ничем мне не помогала. Сказала: «Я помогаю Вике, сижу с её детьми. Да и после смерти папы сама ещё хочу как-то устроить свою жизнь. Так что прости…» Что ж, я промолчала. Мне было не привыкать.

Но… недавно случайно узнала про мамино завещание. Была у мамы в гостях и увидела его на секретере. Видно, мама забыла убрать. А там: «После моей смерти мою квартиру завещаю продать, младшей дочери – 60 процентов вырученных средств, старшей – 40». А ведь эту двухкомнатную квартиру на той же Разъезжей когда-то купили маме с папой мы с мужем!

Обе дочки у мамы любимые, но одна – любимее

Источник фото: shutterstock.com

Анна Ильинична: «Сердце-то одно, его не разорвёшь!»

Я обеих своих дочек очень люблю. Но – да! – Вика у меня любимая.

Наверно, мать не должна любить одну дочку больше, чем другую. Я тоже так считала. Но по-другому у меня не получалось. Я много об этом думала, даже советовалась с одной женщиной – она умница, с большим житейским опытом, у нас в фабкоме работала. Выслушала она меня очень внимательно, а потом и говорит: «Аня, прекрати терзаться! Мудрость жизни в том, чтобы жить. Жить по совести. Вот так и старайся. Только не переусердствуй. А не то и себя изведёшь, и мужа, и детей».

Повторяю: да, Вика у меня любимая. Но не потому, что с Зиной, маленькой, я осталась одна и боялась, что вообще не выйду замуж. Вторые роды у меня были очень тяжёлые. Думала, Богу душу отдам или дитё своё потеряю. Акушерка потом говорила, что буквально чудом всё обошлось.

Но Викочка – её так назвали потому, что она появилась на свет как раз под День Победы, который впервые стали снова праздновать, – родилась очень слабенькой. С первых дней и лет до десяти не вылезала из болезней. А больного ребёнка мать любит вдвойне, это ж надо понимать.

Тем более Зина-то с раннего детства была замкнутая. Как говорил мой покойный муж, «вещь в себе». Спросишь – ответит. Поцелуешь её – она в ответ тоже поцелует. Но первой никогда не улыбнётся. Не припомню такого, чтоб она ко мне как-то приласкалась. И со своим мужем она была такая же, и с сыном. Строгая. Знаю, всех близких она сильно любит, но только словно стесняется это показать. Характер такой.

Мы с мужем работали много и тяжело. Это так называлось всегда – лёгкая промышленность, но кто бывал в ткацком цеху, понимает, что ничего в таком производстве лёгкого нет. Работа вредная: грохот, вибрация, пыль. Платили по тем временам неплохо, но жили мы небогато. Двое детей – не шутка. Тем более один из них, чуть что, болеет. Но мы никогда между нашими девочками никакого различия не делали. И муж Зиночку с первого дня считал своей. Всё поровну им – фрукты, овощи, соки, платьица, пальтишки… Тогда ж был сплошной дефицит. Помню, мы из этих проклятых очередей не вылезали, я даже научилась в них стоя спать. На своих детей мы ничего не жалели, и себя – прежде всего. Всё им.

…А завещание… Что ж, это я так решила. Потому как Вика работает в автобусном парке, Витя, её муж, – чиновник в районной администрации, у обоих зарплаты скромненькие. И дети их, мальчик и девочка, внуков уже мне подарили, да тоже не богачи какие. Ну а Зина – главный экономист в частной фирме, да и от мужа покойного наверняка что-то осталось, он ведь миллионами ворочал. Небось, золотишко, камушки-то откладывал на чёрный день. Не всё ж у него сгорело в том дефолте. Зина, она скрытная, уж я её знаю…

Совет – это ещё не вердикт

Анну Ильиничну я знаю тыщу лет. И дочерей её помню ещё подростками. Не раз писал об Анне Ильиничне, когда она ходила в передовиках труда. Но писал не потому, что она была, как тогда говорилось, «знатной работницей». А потому, что была она трудягой не за награды и даже не только за деньги. Не умела по-другому. Молодым девчонкам в цехе говорила: «Ты старайся, чтобы хорошо вышло, плохо само получится!». А ещё она была… душевная: со всеми в цехе поговорит «за жизнь», поможет, подскажет. Мимо чужой беды не пройдёт.

Мимо чужой не проходила, а мимо дочкиной прошла. Или не прошла? Кто тут прав, кто виноват? И что всем троим делать? Страсти разыгрались нешуточные…

Меня Анна Ильинична пригласила по старой памяти, с согласия дочерей – на роль третейского судьи. Я внимательно выслушал мать и старшую дочь. А младшая сказала: «Мне рассказывать нечего. Я и маму, и Зиночку очень люблю. Мне от них ничего не надо. Всё отдам, только бы не быть ни с кем из них в ссоре».

Золотые слова! И всем трём я посоветовал исходить именно из этого. А кроме того, тет-а-тет порекомендовал Анне Ильиничне переписать завещание. Пусть, сказал, всё будет поровну. От этого ни одна из дочерей не разбогатеет и не обнищает. Зато между ними не пробежит чёрная кошка, они останутся любящими сёстрами и, если надо, сами решат – кому, когда и какие деньги нужнее.

Так я рассудил. Но тут же добавил: «Это всего лишь совет, а окончательный вердикт выносите сами».

От автора: имена действующих лиц изменены.


Теги по теме:

Комментарии (5)

09.11.2018

Если квартиру покупали вы то можно оспорить завещание в суде. Но вообще то сразу надо было ставить условие, что в случае смерти мамы квартира возвращается вам. Так можно

Ответить Добавить ответ
14.11.2018

При покупки квартиры, надо было ее оформлять ее на себя, а родители бы там просто жили. А теперь мама может ее хоть кошачьему приюту отписать.

Ответить Добавить ответ
09.11.2018

К сожалению, так бывает в жизни - мать любит одного ребенка больше, чем другого. Прошло много лет - ничего не изменилось. Недавно изумилась этому в очередной раз. Сейчас это уже так не задевает. Поэтому у меня одна дочь.

Ответить Добавить ответ
13.11.2018

Очень некрасиво поступает "мама". Без стыда признается, что младшенькую больше любит. Что старшенькая не ласковая. Так ты ее такой сделала. Мало миловала, ласкала с рождения. Точнее совсем не миловала скорее всего. Аж отвратительно. Я старшая дочь в семье. Представляю о чем веду речь. С детства - ты старшая, значит отвечаешь. А потом удивляютсЯ, что не ласковая. Нет смысла теперь делить пополам. Плохой совет. Это как уступка , подачка теперь. Старшая дочь купила квартиру матери неблагодарной, пусть старшей все и отпишет. А она может сама и отпишет младшей сестре долю. Или какой другой подарок сделает. Ну и мамаша! Хуже мачехи. Мачеха если и обижает, бьет, так хоть все понятно - она враг. А тут от близкого человека за всю жизнь ни любви, ни уважения. Только - я знаю ее - она хитренькая, у нее там припасено. А ты спросила?!

Ответить Добавить ответ
14.11.2018

Оспорьте завещание - под предлогом того, что у вас муж был инвалид и умер, и бизнес прогорел. А младшая помогала Вам не больше, чем старшая..так что, пусть будет поровну 50 на 50

Ответить Добавить ответ

Возврат к списку

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подписка на самое интересное

Подписка на самое интересное

Мы отбираем для вас все самое лучшее :)

Внимание!

Закрыть