Вход на сайт

Регистрация

CAPTCHA
Образование

Грамматика русского языка: упростить или учить?

6 минут
57
(1)
17.09.2017

Автор

Сергей Ачильдиев

Сергей Ачильдиев

Тэги по теме:

Поделиться:

Источник фото: Designed by Freepik

Зачем нужны нормы правописания, которым сто лет в обед? Зачем мучить детей зубрёжкой? Разве самое важное – правила, а не чтобы тебя понимали?.. Ответы на эти вопросы не так просты, как кажется.

Сколько правил на детскую голову!

Однажды я оказался участником необычной дискуссии. Она вспыхнула, словно пожар, прямо посреди родительского собрания в обычной петербургской школе, расположенной в спальном районе города. Впрочем, это и дискуссией-то назвать было трудно.

Новая классная руководительница – милая молодая женщина, учительница русского языка и литературы – предъявила сидящим перед ней мамам-папам и бабушкам-дедушкам классный журнал:

– Да вы только посмотрите! – с чувством воскликнула она. – У половины класса по русскому языку – двойки и тройки! По другим предметам всё более или менее благополучно, а с русским просто беда...

– Да, – с готовностью откликнулся один из родителей, – дети изучают его уже восьмой год, и впереди ещё три, но как писали с грубыми ошибками, так и будут писать.

– Вы что же, хотите сказать, что я ваших детей плохо учу?

– Да причём тут Вы! – махнул рукой тот же папаша. – Сами сказали: беда с языком. Слишком много в нём правил на детскую голову!

И тут началось…

– Кто может объяснить, почему «цифра» – через «и», а «цыган» – через «ы»?

– Какая разница, одно «н» в прилагательном или два?

– Скажите, какая важность: выделять запятыми «тем не менее» или не выделять!

– У нас как в русском языке, так и в стране – законов много, но никто их не выполняет!

– Это не русский язык, а какая-то сплошная китайская грамота! Почему нельзя унифицировать правила и не засорять детям голову бесполезными вещами?!

…Классная, бедняжка, совсем растерялась. Все мы были старше её, все имели опыт воспитания детей, а она, судя по отсутствию обручального кольца на руке, ещё и замуж не выходила. И, главное, совершенно непонятно, чего от неё хотят. Разве она придумала правила русского правописания, и разве она в силах отменить хотя бы одно из них?..

 Я поднялся и вышел на середину класса: – Кто из вас пишет с грубыми ошибками? Поднимите, пожалуйста, руку. – В наступившей тишине не поднялась ни одна рука. – Значит, мы с вами в целом грамотные. Так что, наши дети хуже нас?..

 Пора было выручать эту несчастную. Я поднялся и вышел на середину класса:

– Кто из вас пишет с грубыми ошибками? Поднимите, пожалуйста, руку. – В наступившей тишине не поднялась ни одна рука. – Значит, мы с вами в целом грамотные. Так что, наши дети хуже нас?..

Одна реформа в сто лет…

Самые масштабные преобразования правила русской грамматики претерпели в 1918 году. Проводили реформу большевики, но сама она разрабатывалась ещё при царе, под председательством академика Алексея Шахматова – выдающегося лингвиста, директора Русского отделения Библиотеки Академии наук, действительного статского советника. И ещё до ленинского декрета приказ о реформе утвердил Александр Мануйлов, министр народного просвещения Временного правительства.

page-of-old-book_1398-117.jpg

Источник фото: Designed by Freepik

Смысл реформы заключался именно в упрощении правил правописания. И в чём же эти упрощения?

1. Были вычеркнуты из алфавита буквы Ѣ (ять), Ѳ (фита) и І («и десятеричное»), предписав вместо них употреблять, соответственно, Е, Ф, И.

2. Твёрдый знак (Ъ) отменялся на конце слов и частей сложных слов, его оставили только как разделительный знак в словах типа «адъютант», «подъём», «съел».

3. Изменялось правило написания приставок, оканчивающихся на «з» и «с»: теперь «с» писался только перед глухой согласной (не «разсекретить», как прежде, а «рассекретить»), а перед звонкими согласными и гласными – «з» («разбить», «разораться»).

4. В родительном и винительном падежах прилагательных и причастий окончание «-аго» после шипящих заменялось на «-его» («лучшаго» на «лучшего»), а во всех прочих случаях «-аго» заменялось на «-ого» («новаго» на «нового») и «-яго» на «-его» («ранняго» на «раннего»). Кроме того, в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего родов вместо «-ыя» следовало писать «-ые» (не «новыя», а «новые»).

5. Никаких «онѣ», «однѣ», «однѣхъ», «однѣмъ», «однѣми», только – «они», «одни», «одних», «одним», «одними».

6. И никакого «ея» или «у нея», взамен этого – «её», «у неё».

Школьники прыгали от счастья. А вот взрослые мучились: ну-ка, попробуй писать не так, как преподавали в гимназии или в реальном училище, где эти «яти», «фиты», «новаго» да «однѣхъ», которые вбивали тебе в голову молотком, как гвозди!..

 Со временем возникли споры: а как назвал свой знаменитый роман Лев Толстой — «Война и миръ» или «Война и мiр»? Многие настаивали на втором варианте, поскольку так логичнее и многозначнее.

Плюсы той реформы были, конечно, неоспоримы. Но были и минусы. Наиболее значимый — потеря понимания слов «мир» и «мiр». До реформы первое слово означало — «отсутствие ссоры, вражды, несогласия, войны; лад, согласие, единодушие, приязнь, дружба, доброжелательство; тишина, покой, спокойствие», второе — «вселенная; …одна из земель вселенной; особ. наша земля, земной шар, свет, род человеческий…» (в обоих случаях трактовка по Словарю Владимира Даля).

В этой связи со временем возникли споры: а как назвал свой знаменитый роман Лев Толстой — «Война и миръ» или «Война и мiр»?

Многие настаивали на втором варианте, поскольку так логичнее и многозначнее. Некоторые сторонники такой версии даже уверяли, будто видели дореволюционные, причём прижизненные, издания толстовского романа, озаглавленного именно так: «Война и мiр». На самом деле в прижизненных изданиях такого названия не было. В томе, отпечатанном в 1868 году в типографии М.Н. Каткова, на титульном листе значилось: «Война и миръ». Более того, сохранился и проект договора на выпуск романа, в этом документе указано первоначальное название романа «Тысяча восемьсот пятый год», но оно зачёркнуто, и рукой Толстого написано: «Война и миръ». Такой «миръ» сохранялся во всех последующих изданиях.

Точнее, почти во всех. В четырёхтомнике, выпущенном под редакцией П.И Бирюкова в 1913 году, то есть через три года после смерти писателя, заглавие романа было воспроизведено восемь раз: на титульном листе и на первой странице каждого тома. При этом семь раз было напечатано «миръ», а один раз, на первой странице первого тома, — «мiр». Но, видимо, этой опечатки было достаточно, чтобы спор о том, как следует понимать название толстовского романа, не утихал уже свыше ста лет.

Однако вернёмся к истории реформирования нашего родного языка.

Оно продолжилось и после 1918 года, но уже, как бы сказали сегодня военные лётчики, точечно:

- В 1933 году отменили точки в конце заголовков.

- В 1934-м — дефис в союзе «то есть».

- В 1935-м — точки в написании аббревиатур из заглавных букв (прежде правильно было «С.С.С.Р.»).

- В 1938-м — употребление апострофа (вместо принятого до этого «об`единение» стало «объединение»).

- В 1942-м ввели обязательное употребление буквы «ё», а в 1956-м — употребление той же буквы «ё», к сожалению, стало факультативным, и на практике теперь нигде не пишется, кроме «книжек для самых маленьких».

…Как видим, писать за последние сто лет стало гораздо проще. Но вот грамотных что-то не прибавилось. Особенно в самое последнее время.

Трудно быть культурным

Да, с грамотёшкой у нынешней молодёжи, в том числе школьников, и вправду не ахти. Многих спасает только компьютер, заботливо подчёркивающий красной волнистой линией каждую ошибку. Но когда приходится писать не на компьютере, то и дело встречаются удивительные перлы. Один из самых крупных (причём в прямом смысле) ляпов я видел в петербургском сетевом магазине бытовой электроники: «МАНИТОРЫ» — каждая буква величиной со школьную парту.

cellular-education-classroom-159844.jpeg

Источник фото: https://www.pexels.com/photo/man-in-black-and-white-polo-shirt-beside-writing-board-159844/

Впрочем, беда вовсе не в этом. Даже абсолютно безграмотного можно за год-другой научить правильному письму. Но при одном условии: если он того хочет. А среди окончивших школу в последние полтора-два десятка лет слишком часто попадаются такие, кто принципиально этого не хотел. Один молодой человек, уже отец семейства, мне так и сказал:

— А зачем нужна эта грамматика? Ведь и так всё понятно. Пиши хоть «кОрова», хоть «кАрова» — ясно, что не бык. А Екатерина Великая, говорят, в слове «ещё» вообще вместо трёх букв, писала четыре, да к тому же совсем другие: «истчо», — но это вовсе не мешало ей слыть просвещённой государыней.

Ответ, казалось бы, лежит на поверхности: если каждый станет писать, как слышит, читать это будет невозможно, ведь слышит-то каждый по-своему.

Но такой ответ слишком хлипкий. Строгие правила в русской грамматике стали появляться лишь во второй половине XIX столетия, во многом благодаря усилиям Якова Грота, который считал, что наш письменный язык следует привести к максимальному единообразию. А до этого не только Екатерина II, но уже и Пушкин частенько трактовал правила сугубо субъективно. (Кстати, в 1930-е годы, вернувшись из Белбалтлага, будущий академик Дмитрий Лихачёв работал учёным корректором в Ленинградском отделении издательства Академии наук, и в его обязанности входило исправление текстов Александра Сергеевича в соответствии с современной орфографией, потому что в преддверии 100-летия со дня смерти поэта готовилось первое академическое издание его произведений.)

Между тем с позапрошлого века до наших дней русский язык, несмотря на все реформы, оброс таким количеством правил, что уже никто — даже доктор филологических наук — не назовёт себя абсолютно грамотным. Так может, сторонники новых упрощений правы? Тем более среди них попадаются не только двоечники и троечники, но даже учёные.

Так, академик РАЕН Мария Аксёнова выдвигает вроде бы простой и наглядный аргумент: «Уровень культуры измеряется всё-таки не тем, что ты “жи-ши” пишешь через “и”, а тем, как ты чувствуешь нюансы родного языка, насколько образно мыслишь, насколько твоя речь передаёт то, что хочешь выразить».

Действительно, как хорошо было бы договориться, чтобы каждый писал так, как он «чувствует нюансы родного языка». Меньше правил — больше чувств! Ведь тогда все, наконец, поголовно станут большими грамотеями. А главное — смогут образно мыслить, выражая свои чувства через удобные им буквы.

 Не бывают простыми ни истинная культура, ни путь к ней. Как сказал один из крупнейших философов ХХ века Мераб Мамардашвили, «человек – это постоянное усилие стать человеком».

Но что-то не даёт представить себе эту картину всеобщего культурного процветания. Не может же резкое повышение общей культуры нации достигаться так непринуждённо и легко! Не бывают простыми ни истинная культура, ни путь к ней. Как сказал один из крупнейших философов ХХ века Мераб Мамардашвили, «человек – это постоянное усилие стать человеком». И усилие очень большое. Если бы это было не так, наши пращуры, ещё сидя на деревьях, имели бы полное право гордиться своей высокой цивилизованностью.

classmates-with-chalk-together_23-2147663475.jpg

Источник фото: Designed by Freepik

P.S. Усвоить правила русской грамматики гораздо легче, если они изложены в рифму или, по крайней мере, в хорошем ритме. Недаром все мы навсегда запомнили со школьных лет «цыган, цыплёнок, на цыпочках, цыц» или «уж, замуж, невтерпёж».

Но сегодня уже есть даже книжки, в которых основные правила русского языка изложены в стихах. Например, «Весёлая грамматика» Нины Притулы. Вот всего один короткий пример — о правописании гласных О–Ё после шипящей в корне слова:

Вот вам совет весёлый, бодрящий:

В корне слова после шипящей

Под ударением слышится что?

Слышится О, а пишется Ё.

Но есть четыре исключения: шОрох в крыжОвнике, а на капюшОне шОв.


P.P.S. Автор в курсе, что в слове «истчо» 5 букв))

Тэги по теме:

Комментарии (1)

Лия27.09.2017

Очень напрягает, когда встречаешь неграмотные тексты с грубыми ошибками в комментариях и отзывах! Всегда поражаюсь, неужели этому человеку не стыдно писать так безграмотно, да еще во всяких там "фэйсбуках" и "одноклассниках"!

Ответить Добавить ответ